Карточный домик энергетического хаоса

23 июня 2018 00:41

Роскошная жизнь владельцев энергосбытов привела-таки к банкротству и другим не очень приятным финансовым последствия. О мутных схемах журналисты пишут уже достаточно долго, появились и уголовные дела и федеральный розыск причастных лиц. Да, пишут давно, но без особого ажиотажа, чего не скажешь о повышенном интересе к энерго теме в последние несколько дней.

СМИ заявляют о том, что мажоритарные акционеры ПАО «Челябэнергосбыт» пытаются нарастить кредиторскую задолженность предприятия. Структуры, близкие к владельцам АО «Межрегионсоюзэнерго» Эльдару Османову и Юрию Шульгину, перекинули 1 миллиард рублей долгов с подконтрольной компании на сам ЧЭС. Участники рынка считают, что бизнесмены таким образом готовят актив к банкротству и пытаются вытянуть из него максимум средств: в дальнейшем это позволит им войти в список кредиторов. Помимо этого, в Челябинской области накаляется ситуация с платежами в адрес сетевых компаний: более 40 ТСО заявляют об отсутствии средств от ЧЭСа уже в течение нескольких месяцев. К прочему, о задолженности в 3,6 миллиарда рублей говорит и «дочка» «Россетей» – ОАО «МРСК Урала».

Стоит отметить, что до 2016 года почти 100% акций ЧЭС контролировалось SV Property Management (Кипр), принадлежащей челябинскому бизнесу. Однако в дальнейшем 15% уставного капитала было напрямую передано экс-супруге главы «Роснефти» Марине Сечиной, еще 15% – Вадиму Литвинову через «ЛВЛ Инвестмент Групп», 15% – Михаилу Юрченко через ООО «БазисЭнерго Трейд», 15% – ООО «Северпромэнергосбыт». Ранее все компании были так или иначе аффилированы с Мариной Сечиной, однако в дальнейшем контроль над ними через аффилированные конторы полностью сосредоточили Шульгин и Османов, доведя свою долю до 82%.

При этом, как указывают бывшие партнеры Шульгина и Османова, их акции в ПАО «ЧЭС» могли быть переданы незаконно. Как следует из материалов арбитражного суда, единственный собственник ООО «Северпромэнергосбыт» – ООО «Энергопроммаш Холдинг» (принадлежит бизнесмену Алиму Дадуеву) требовал признать недействительным ряд договоров займа с участием других собственников ПАО «Челябэнергосбыт». Дело в том, что конторы Шульгина пытались рассчитаться по долгам акциями ПАО «Челябэнергосбыт». Вероятно, именно эти ценные бумаги принадлежали Марине Сечиной и ее партнеру Алиму Дадуеву. Соответствующий иск был подан 12 июля 2017 года, а за две недели до указанных событий ПАО «ЧЭС» опубликовало официальное сообщение, в котором говорилось, что доля Алима Дадуева снижена с 15% до 0%.

Сам Дадуев предпринял попытку сохранить акции «Челябэнергосбыта» и попросил суд наложить на них обеспечительные меры. 8 сентября 2017 года 15% акций были арестованы, а уже 19 сентября на бизнесмена было совершено покушение: его машину расстреляли неизвестные. Тем не менее, Дадуев выжил, а 30 мая 2018 года полиция задержала двоих обвиняемых. В итоге обеспечительные меры были сняты в апреле 2018 года, а в исковых требованиях Дадуеву отказано.

На сегодня ПАО «Челябэнергосбыт» находится в одном шаге от лишения статуса гарантирующего поставщика, за которым неминуемо последует банкротство.

«В настоящее время вопрос платежей в адрес «МРСК Урала» стоит особенно остро. За оказанные услуги в 2018 году компания не добилась получения оплаты как от ПАО «Челябэнергосбыт», так и от смежного котлодержателя ООО «АЭС Инвест». Задолженность на 1 июня 2018 года составила только по ПАО «Челябэнергосбыт» 3,19 миллиарда рублей, в том числе 2,43 миллиарда является просроченной дебиторской задолженностью. Долг ООО «АЭС Инвест» перед сетевой компанией составляет 495 миллионов рублей», – заявили «Правде УрФО» в пресс-службе электросетевой компании.

При этом представитель «МРСК Урала» отметил, что в компании острый кризис неплатежей связывают с приходом в акционерный капитал ПАО «ЧЭС» структур бизнесменов Эльдара Османова и Юрия Шульгина.

Отметим, согласно бухгалтерской отчетности «Челябэнергосбыта», компания действительно сильно нарастила кредиторскую задолженность. По данным за 2017 год кредиторка ЧЭС превысила 11 млрд рублей, учитывая, что по итогам 2015 года (последнего до прихода Шульгина и Османова) этот показатель не дотягивал до 8 млрд рублей. Исходя из документа, за этот период компания почти вдвое нарастила банковские долги – до 6,3 млрд рублей. Так, только за 2017 год компания открыла шесть кредитных линий в «Россельхозбанке» с лимитом 4 млрд рублей. Несмотря на это, ЧЭС даже кредитовал аффилированные сбыты: ПАО «Вологдаэнергосбыт» получило от челябинского актива полмиллиарда рублей.

Однако ЧЭС вряд ли дождется возврата долга: все остальные энергосбытовые компании под управлением АО «Межрегионсоюзэнерго» – АО «Хакасэнергосбыт», ПАО «Вологдаэнергосбыт», ПАО «Архэнергосбыт» и АО «Роскоммунэнерго» – уже лишены статуса гарантирующего поставщика и находятся в процедуре банкротства. Причем, как указывают кредиторы, структуры уже неоднократно совершали попытки снизить конкурсную массу. Так, АО «МРСЭН» подало иски к своим же сбытам на суму 800 млн рублей. Однако отсудить деньги по-тихому не удалось: попытка была замечена не только кредиторами, но и Росфинмониторингом, которые вступили в дело в качестве третьих лиц.

К прочему, в дело о банкротстве сбытов попытался войти еще один кредитор – ООО «АЭНП». Компания предъявила иски структурам Шульгина и Османова суммарно на 4,5 млрд рублей. Однако кредиторы относятся к АЭНП крайне настороженно – юрлицо было зарегистрировано всего за месяц до банкротства «Архэнергосбыта», а владельцев связывают с бенефициарами самого МРСЭН. Отметим также, что сейчас по факту деятельности компаний, входящих в МРСЭН, расследуются уголовные дела. Сам же Юрий Шульгин сбежал от уголовного преследования и в данный момент, вероятно, пребывает за пределами РФ.

Таким образом, все энергосбытовые компании под управлением структур Шульгина и Османова оказались в состоянии банкротства. Последним на очереди, по прогнозам участников рынка, станет ПАО «Челябэнергосбыт».

Эксперты считают, что бизнес долгое время мог приносить партнерам прибыль за счет манипуляций со средствами контрагентов, однако последние поправки в законодательство расставили все точки над i, после чего бизнес в таком формате уже не мог существовать. Кредиторы «Челябэнергосбыта» предполагают, что структуры Шульгина-Османова, вероятно, пытаются максимально нарастить кредиторскую задолженность компании, возможно, с той целью, чтобы немалая ее часть пришлась именно на них. В дальнейшем, рассуждают участники рынка, они могут войти в банкротство и попытаться извлечь из него максимум выгоды.

Стоит напомнить о возбуждении в прошлом году уголовного дела в отношении Шульгина за злоупотребление должностными полномочиями и мошенничество в особо крупной размере, совершенное группой лиц. По версии следствия, структуры, которые входят в МРСЭН, должны миллиарды рублей структурам, у которых покупали электроэнергию для фактической перепродажи потом населению и промпредприятиям. Общая задолженность оценивается в 10,5 млрд рублей, в их числе долги «Челябэнергосбыта». Шульгин успел к тому времени скрыться за границей и заочно арестован решением Тверского районного суда Москвы. Вадиму Литвинову, также покинувшему пределы России, вменяется превышение полномочий. Остальные акционеры – пострадавшая сторона.

Далее последовал отзыв лицензии у банка, связанного со сбытовыми компаниями и, что самое неожиданное бывшая супруга Сечина поддержала отзыв лицензии у банка, в котором она владеет долей. Марина Сечина, экс-жена главы Роснефти Игоря Сечина, сказала, что считает своевременным отзыв лицензии у Мосуралбанка, в котором у нее есть миноритарная доля.

ЦБР в пятницу утром сообщил, что лишил лицензии банк из-за его недостоверной отчетности и признаков кэптивной бизнес-модели, ориентированной на обслуживание интересов его акционеров и аффилированных с ними лиц.

«Решение, принятое регулятором в отношении Мосуралбанка, поддерживаю, считаю его верным и своевременным, оспаривать не планирую», - говорится в письменном комментарии Сечиной в ответ на запрос Рейтер.

Сечина сообщила, что владела 2,79 процента акций банка, не входила в органы управления и «не имела возможности влиять на политику банка».

По данным банка на 25 мая, Сечина владела акциями банка через несколько региональных сбытовых компаний: Вологдаэнергосбыт, Роскоммунэнерго и Архэнергосбыт.

«По данным из открытых источников, в 2017 году мне стало известно о том, что учредители АКБ Мосуралбанк находятся в разных стадиях банкротства. Часть руководителей и владельцев банка находится в международном розыске в рамках открытых уголовных дел», - говорится в комментарии Сечиной.

«Учитывая изложенные обстоятельства, мною были инициированы обращения в Центральный Банк Российской Федерации и правоохранительные органы с просьбой проверить деятельность АКБ Мосуралбанк на предмет соблюдения законодательства».

ЦБР ранее сообщил, что кредитование заемщиков и осуществление сделок с лицами, связанными с бенефициарами кредитной организации, привело к образованию на ее балансе значительного объема проблемных активов.

По состоянию на начало июня 2018 года Мосуралбанк занимал 269-е место по величине активов в банковской системе РФ.