Убивающие призраки ночи

27 февраля 2019 14:50

     На Малой сцене театра под руководством Армена Джигарханяна Александр Кузин* поставил психологическую драму «Ночь Гельвера» по пьесе Ингмара Вилквиста (перевод Т. Комоновой). Камерная дуэтная постановка, как и пьеса, стала страстным напоминанием о том, что призраки нацизма никуда не исчезли, и «коричневая ночь» снова может накрыть любую страну.

      Ни занавеса, ни кулис – постановщиком (в его же сценографии) Александром Кузиным пространство организовано так, что мы словно в комнате квартирки Карлы (Надежда Филиппова). Она живет здесь с приемным сыном Гельвером (Станислав Буров), физически вполне взрослым парнем. Но в силу умственной отсталости он - легко внушаемый подростк. По фабуле – перед нами точно, с нежнейшей нюансировкой, остро, на «обнаженном нерве души»,  - трогательная и мучительная история постоянных выстраиваний отношений Карлы и Гельвера. Срывы. Прощение. Движение вперед, вглубь… история материнской и сыновней любви.

      Но если бы только этим захватывала филигранная режиссура и зрелая игра молодых артистов! С самого начала нацистская символика вторгается в непростую ауру отношений мамы и сына, и над обеденным столом то и дело реет нацистский флаг, которым с восторгом  размахивает Гельвер.

       Сама по себе история этих двоих – животрепещуща для нашего времени. Одинокая женщина усыновляет одинокого ребенка. Пусть «неполноценного». Растит его, овладевая нужными знаниями и навыками, проявляя прозорливость, такт и оказываясь порой умнее психологов-консультантов. И ласка, и сила, и хитрость идут в ход. И надо преодолеть потрясение сына, когда он узнал, что неродной… и то, что, будучи зрелым физически, он начинает проявлять к любимой женщине – маме-не маме – сексуальное влечение…

       Но социальный фон за стенами их дома… Стол в центре. Кровать и прочая мебель по краям. И над всем нависает задник-экран. На нем, врываясь в действо, кадры видео (художник Владислав Якущенко) – реальность Германии в начале 30-х гг. прошлого века.

      Автор пьесы - Ингмар Вилквист. Это творческий псевдоним Ярослава Свержича – известнейшего в мире польского драматурга. Он профессор варшавской Академии изящных искусств. Его пьесы поставлены в Польше и Германии, да по всей Европе, и в США и Латинской Америке. Одно время он даже создавал драмтеатр в Гдыне. Его творчество обращено к неравнодушным сердцам. Он стремится «проломить» обывательскую успокоенность и леность души.

     …В тишину жилья Карлы и Гельвера врываются  нацистские марши.  Реальность разнузданной жестокости и нетерпимости крушит устроенную жизнь, вытесняя надежды пугающими тревогами. А Гельвер с восторгом рассказывает приходящей в ужас Карле о своем новом друге – молодом апологете нацизма. Об увлекательных митингах. О превращении всех в одинаково марширующих солдат. Гельвер начинает командовать матерью, требует от неё маршировать, все делать по команде… он любит Карлу – и хочет, чтоб она была как все, как его новый друг и вся их военизированная «стая».

       Немногие нынешние люди, особенно молодые, знают, что «борьба за чистоту расы» в нацистской Германии началась не с высылки и уничтожения евреев. И не с отправки цыган в концлагери. А с уничтожения физически и умственно «неполноценных».

       Карла, умная женщина и чуткая мать, понимает: её сына втягивают в западню. Гельвер с воодушевлением ребенка, участвующего во взрослых опасных играх, почти разыгрывает в лицах участие в маршах, построениях. И в погромах - других таких же «дебилов», как он. Он горд тем, что его хвалят за старание и энтузиазм.

       Александр Кузин и его артисты (кстати, выпускники его актерского курса) нигде не впадают в чрезмерный мелодраматический пафос. Отношения Карлы и Гельвера все острее строятся на контрасте: рассказы Гельвера больше похожи на азартные и страшные игры мальчишки в солдатиков. А Карла делается все сдержаннее, уходит в себя, пряча растерянность, и напряженно ищет спасения из этого падения в бездну.

       За окном - рев толпы, вопли ужаса и нацистские бравурные мелодии над ночным взбудораженным городом. Карла понимает, к чему всё идет. Она собирает все деньги и учит слабого умом, но поддающегося воздействию сына, как пробраться на вокзал, купить билет и уехать к тому, кто спрячет и спасет Гельвера – замечательно проведенная обоими артистами сдержанная сцена последнего «урока» и прощания. Но Гельвер возвращается – избитый, окровавленный. Рассказывая, что из погрома «дебилов» его вытолкнул его друг-молодой нацист, шепнув: уезжай!.. скоро они придут за тобой.

      Автор пьесы тут не погрешил и против одной из вечных противоречивых правд человечьего свойства: боящиеся за себя и своё благополучие, примыкают к сильнейшим, участвуют в самых ужасных их деяниях… но порой, рискуя, пытаются предупредить и спасти тех, кто им все ещё дорог.

       Режиссер строит эту предфинальную сцену сдержанно, лаконично, на полутонах и нюансах. И актеры - Надежда Филиппова и Станислав Буров – с полным пониманием происходящего, подводят нас к неизбежности того, чем должен – как единственным выходом в освобождение – завершиться этот сюжет. 

       Утешая сына, Карла предлагает выспаться, а для этого выпить успокаивающие таблетки. Лаской, игрой, шуткой она заставляет Гельвера принять смертельную дозу лекарств – и, поддерживая эту «игру», сама тоже «выпивает смерть».

       Автор пьесы мог бы сказать, как Тиль Уленшпигель: «пепел Клааса стучит в моё сердце!» Постановщик спектакля и его актеры могли бы подписаться под этими словами.

*  Постановщик спектакля – А. С. КУЗИН, режиссер, нар. арт. РФ, лауреат Международной премии им. К. С. Станиславского; лауреат премии им. М.И, Царева; лауреат премии им. Михаила Волкова; професср Ярославского государственного театрального института. Его спектакли хорошо знают и любят и в Ярославле, и в столицах, и в других городах России.

Валерий Бегунов, театральный критик, обозреватель журнала "Современная драматургия"