Новые узоры на старом пергаменте

14 августа 2019 23:11

    

Некоторое время назад в Москве, в центре, возникло камерное, но уютное, сценическое пространство  Театральный лофт «Компас Центр».

     Здесь  театр «Компас» в режиссуре Евгения Шамрая показывает, можно сказать, совершенно «забубенный» комедийный спектакль «СтервоZZа» - по пьесе У. Шекспира «Укрощение строптивой». Вроде бы от сюжета режиссер и его театр далеко не уходили. Основные ходы сохранены. И при этом  - совершенно в ключе одного из современных направлений – шекспировский сюжет переосмыслен и текст довольно сильно изменен. Он не искажен. Местами купирован, местами как бы сплавлен с иной по стилю и мышлению лексикой, отражающей современные способы общения, современную речь, современные «социально-ролевые» типажи.

     Сцена свободна от всего. Белый задник – то на нём, как на экране, демонстрируются пародийно-иронические надписи и видео-изображения; то задник делается прозрачным, подсвечивается, и проецируемые на него тени артистов разыгрывают «теневой театр».  Обостренным характеристикам персонажей и отношений соответствуют и прически, наряды, вещи. Все – узнаваемо, из наших сегодняшних реалий.

     Модно «драные» джинсы, кожаные косухи, банданы, легинсы вобтяжку, наряды для гуляний по парку или занятий в фитнес-центре… тоже в обтяжку. Гламурные полубальные платья с разрезами до бедра и такие же пиджаки. Модная мужская обувь, кроссовки и туфли на высоченных шпильках. Бейсбольные биты. Перчатки рокеров-байкеров.

     И этому антуражу соответствует манера общения и поведения. И возникающие «добавочные» смыслы и намеки на нашу жизнь – причем, во вполне ироничном, а порой и саркастическом ключе.

     И тут уместна следующая «реплика в сторону».

     Понятны мотивы, по которым «переделывают классику». Сюжеты там вечные – на все времена. Причины поведения людей и их столкновений «узнаваемы» для любого социума. Сюжетные схемы вписываются в «осовремененный» антураж – в офисную, финансовую, деловую или любую другую «производственную среду и даже в реалии компьютерно- информационной эпохи с общением в виртуале, в наличие электронных гаджетов, автомашин и самолетов вместо карет, гусиных перьев и ковров-самолетов.

    Но «в классике» деловые, любовные, семейные отношения разворачиваются в системе других писаных и неписаных норм и стереотипов отношений в обществе.

     Скажем, в том же шекспировском «Укрощении строптивой» «вечный» конфликт, «война полов» - кто будет доминировать в любовных и в семейных отношениях: мужчина или женщина? – очерчен рамками ушедших обычаев, этических догм и «законных» норм.

      Младшая сестра Бьянка не может выйти замуж раньше старшей сестры Катарины. Но этот, один из древнейших, родовых обычаев давно канул в вечность почти у всех народов и во всех странах. Но затравка  фабулы строится на этом. Этим обострена до предела!

      И еще: брачный договор подписывается в рамках освященного церковью брака – а это «навсегда», на всю жизнь, не разойтись по причине ошибки и «несходства характеров». Но теперь повсеместны гражданские браки, то есть – без венчания (или других форм религиозного освящения в разных конфессиях), просто регистрация в мэрии или (как у нас) в загсе. А то и вообще без всякой документальной фиксации.

     То есть, то, что обостряло проблемы отношений в семье и в любви и порождало конфликт в комедии «Укрощение строптивой» (как и во многих произведениях классики) – не работает ни в сознании современных людей, ни в практике общественных нынешних отношений.

     Но классика по-прежнему неудержимо манит и влечет театральных продюсеров и режиссеров! Почти все известные сюжеты – «про нас». Да как здорово написаны!

     И тогда, взяв известный сюжет и сохранив его схему, начинают «переписку», «перелицовку», «адаптацию и осовременивание», «пересочинение».

     Ничего ужасного в этом нет. Никакого «надругательства» над классикой и великими.

А дальше… и в примерах «массовой культуры», и в образцах высокого искусства все зависит и определяется талантом, чувством меры и соразмерности, мастерством, умением, чутьем, яркостью творческого мышления. А теперь вернемся к спектаклю «СтервоZZа» режиссера Евгения Шамрая в театре «Компас».

     Современный авангардистско-пластический, броский язык темпераментных танцев. Не «вставных номеров», а как бы мини-спектаклей (хореограф Александр Манаков) , продолжающих в пластике развитие ситуаций и перемены-конфликты в отношениях персонажей. Комическое изображение «эстрадного пения» в шоу-концертах – под фонограммы» знаменитых шлягеров. «рискованные» сцены между мужчинами и женщинами в игровых эпизодах (и еще более рискованно-откровенных в почти акробатических танцах). Отчаянные – и при этом пародийные! –драки и стычки. Дуэты-споры Катарины и Петруччо – просто почти мордобой. В рисунке ролей – гротескно подчеркнутое поведение и проявление характеров представителей современных профессий: шоу-бизнес, менеджеры, крупные и мелкие бизнесмены, боди-гарды, рокеры, специалисты по «личностному развитию». Намеки на нетрадиционные ориентации и игры теневых подкупов и откатов. Словом, узнаваемый, но почти комедийно-фарсовый образ современного мира, в котором и бытовое, и деловое поведение, и шутки с приколами – на грани фола. А поведение «людей элиты» и «высших слоев» - совсем не элитарно-стильное, а в рамках нынешних понятий о «гламурной элитарности».

      Но и в комедиях Шекспира юмор порой куда как груб и рискован, почти площадной… но окутанный флёром изысканной куртуазности. Нынешнее общение, особенно во взаимных ироничных выпадах – куртуазности и элегантности лишено напрочь. Вот как в этом спектакле.

     Но такой подход потребовал и переосмысления шекспировского текста. Не только сокращения, купюр. Но и переписки. И вписывания иных слов, фраз, оборотов. Из современного языка общения. Отражающего современные нравы, манеру изъяснения и мышление. Жаргонные обороты. И добавление «отсебятинки» с иными, чем у Шекспира темами. В результате – возникает дополнительный подтекст,  в котором во многом иные, чем у автора,  глубинные намерения и мотивации персонажей. Но сюжет спектакля остается вписанным в рамки фабулы автора пьесы.

      Может такой подход иметь место? Правомочен ли он? Вполне. Спектакль получился по-своему цельный. Публика радостно и увлеченно его принимает. Зрители – в основном молодые, но и немало возрастных – ощущают отзвук мира, в котором живут, - в том действе, какое разыгрывается на сцене. Откликаются на юмор, насмешку, иронию – при том, что ирония направлена и на нравы, привычные для тех, кто в зале.

     Я такой подход не отвергаю. даже принимаю. Просто показываю, что этот спектакль – пример того, как классическое сочинение всё чаще интересует постановщиков лишь как повод для рассказа (трагедийного или фарсово-комического) о современном строе жизни, о современных умонастроениях, о господствующем в понимании современного человека и общества того, что «недозволено», а что «допустимо».  

     Другое дело, что такой подход непрост. Требует умелого владения ремеслом, точного и гармоничности воплощения. И тут позволю себе несколько критических замечаний

     Спектакль «СтервоZZа» во многом спорный, да; подчас даже противоречивый. Прежде всего он непрост для актеров – при том, что артисты во всех составах играют с азартом, увлеченно, с полной самоотдачей. Но такой подход требует от постановщика и артистов виртуозного владения формой, эстрадно-фарсовой темповой, сложной манеры существования на сцене.

     Есть какие-то моменты, которые коробят нарочитой вульгарностью. Слишком «заниженным» юмором. Это снижает, по-моему, яркость и цельность восприятия. Местами спектакль просто оставлял меня «с холодным носом».

     Но это явные «болезни роста». По сути, режиссер и актеры осваивают для себя непривычную, незнаемую территорию.

      Своего зрителя этот спектакль привлек, увлек и завоевал. А дальше… дальше можно пожелать только одного: вперед, вглубь и ввысь.

Валерий Бегунов,

обозреватель журнала «Современная драматургия»