СЛУЧАЙ и ЗВЕЗДА, перевернувшие ДУШУ и СУДЬБУ

29 октября 2019 19:53

Сходят ли звезды со своих орбит? Особенно те, что еще не открылись земным звездочётам и потому не имеют имён… Но, быть может, однажды случай (в них, как известно, открывает себя закономерность) или неведомый еще нам космический, вселенский закон, приводит такую звезду к тому открывателю небесных тайн, который почувствовал… «на кончике пера»! предвычислил существование этой звезды. Звезда летит сквозь новые пространства к нему – чтобы обрести имя и переменить свою судьбу. Хотя сама этого не подозревает, злясь и капризничая из-за того, что нарушился привычный путь. А потом, обретя новое знание о себе, улетает на знакомую орбиту. В чем-то переменив и самого звездочета.

     Стряслось ли так однажды наяву или в воображении умелого сочинителя, но примерно об этом написал когда-то свою знаменитую пьесу «БЕЗЫМЯНАЯ ЗВЕЗДА» Михаил Себастьян.

     А я снова приглашаю вас в центр Москвы, в Театральный лофт «Компас Центр». За сравнительно недолгое время существования здесь уже возник разнообразный и обширный репертуар. И вот недавно организатор, директор и худрук независимого театра «Компас», режиссер Евгений Шамрай, к спектаклям по классике и современным пьесам добавил постановку по лирико-иронической и романтической мелодраме «Безымяная звезда», которая ныне звучит всё более современно и актуально.

     Понятно, что кто-бы из режиссеров и продюсером, какой бы из театров ни взялся за постановку этой пьесы, в нашей стране непременно этот творческий опыт будут сравнивать с популярнейшей в свое время телефильмом, поставленным Михаилом Козаковым – он там сам и сыграл, вместе с целой плеядой великолепных актеров. Ну, так вот: скажу сразу – в своей сценической версии театр «Компас», Евгений Шамрай и его актеры сумели во многом по-своему повернуть и прочесть виртуозно, тонко и глубоко сложенный драматургом сюжет. Постановка в театре «Компас» поворачивает сюжет неожиданной стороной, иначе, чем в телефильме, расставляет акценты и открывает в сочинении М. Себастьяна не прочитанные прежде темы, мотивы и смыслы.

     Напомню фабулу. В маленьком заштатном городишке живет школьный учитель, истинное призвание которого – астрономия. Ему удается, путем вычислений открыть, как он думает, новую звезду и определить её орбиту и местоположение среди созвездий. Отказывая себе во всём, этот романтик звездного неба и идеалист в творчестве, науке и любви, подзаняв недостающую сумму, покупает старинный каталог звездного неба – чтобы по нему проверить свои расчеты. И, если они подтвердятся, дать имя звезде. Он приходит на вокзал, фактически полустанок, куда с оказией доставили его драгоценную покупку. Для городишки, с его рутиной, затхлостью, подглядыванием всех за всеми, - это воистину драгоценность – за неизвестно что заплачены неимоверные, по местным понятиям, деньги! И городок аж гудит, взбудораженный слухами, сплетнями и догадками. На вокзал – «для проверки» - является «главная школьная грымза», охранительница правил и устоев, набитая от каблуков до прически стереотипами и предубеждениями.И тут с остановившегося, вопреки расписанию, шикарного поезда ссаживают «столичную штучку», не заплатившую за билет. Учитель увлекается ею… а она им. Он предлагает ей приют на ночь в свое квартирке.

И туда же является его друг, местный композитор, такой же фанатик творчества – у него похожая проблема: для исполнения его симфонии ему нужен оркестр, и среди инструментов необходим дорогущий старинный охотничий рожок, а где взять деньги?! И среди всего этого шурум-бурума, как стихия, налетает на учителя и незнакомку яркое чувство. Совместная ночь… желание незнакомки переменить жизнь и остаться в этом городишке… и тут вслед за ней является ее любовник, который её «сделал» шикарной красоткой полусвета, содержит её и не намерен отдавать в чужие руки. И «случайная звезда», вняв его прагматичным увещеваниям, покидает учителя-романтика.

     Обычно этот сюжет понимают, как победу материальных соблазнов, житейской расчетливости и внешней псевдо-праздничной яркости столичной жизни над чистой и бескорыстной любовью, над унылой рутинностью, серостью и бесперспективностью жизни в захолустье. И в трио незнакомка – её содержатель – учитель главная «страдательная фигура», в которой обозначены глубины и высоты духа и души – учитель. А в незнакомке, способной увлечься чем-то иным – но лишь на миг, ветреной и балованной, - берет верх сила того же низменного, что и в её любовнике.

      Но Евгений Шамрай, как режиссёр «умерев в актерах», вместе с ними рассказывает в своей постановке историю не о силе низкого соблазна и расчета, но о другом.

      О том, как волею и силой обстоятельств человек познает себя; а главным персонажем этого сюжета становится женщина, выбирающая свою судьбу и место под солнцем.

     В спектакле два состава, я расскажу о своих впечатлениях от актерского состава, вышедшего на сцену во втором премьерном показе…

     Компактную и удобную сцену Театрального лофта «Компас-центр» режиссер Евгений Шамрай не загружает нагромождением декораций, реквизита и мебели. Слева стулья и стол, на нем – телефон, бутылка, стаканы, бумаги, папки, канцелярские принадлежности, книги. Справа – две низкие белые прямоугольно-продолговатые, плоские конструкции. Вместо задника - белый экран, во всю ширину сцены. Лаконичный, но действенный постановочный принцип – максимальное включение воображения зрителей. Этому помогает использование нынешних визуальных технологий – смена на экране видео-проекций, минималистских, но хорошо продуманных, выразительных и образно-точных.

    В первых сценах на экран проецируется изображение вокзального фасада с окнами арками и вечно врущими (как и водится не только на заштатных полустанках)  часами. И тогда низкие конструкции справа – это скамьи в зале ожиданий. А стол и стулья – кабинет или канцелярия начальника вокзала. Из-за экрана – «с перрона» появляются персонажи, и туда же, за экран, «на перрон», убегает, дав волю капризу, главная героиня, чтоб в знак протеста и отчаяния, кинуться на рельсы и отдать свою драгоценную, но брошенную в неведомый и чуждый мир, жизнь на волю колес ближайшего экспресса.

    И сходу задаётся ироническая интонации: часы на стене – видеоизображение; но когда начальник станции водит по нему пальцем – стрелки перемещаются (современные технологии и умелый расчет постановщика и актеров могут всё).

    Потом на стол добавляется ваза, а на экран проецируется портрет Коперника, чертежи траекторий звезд и созвездий, формулы расчетов. И теперь мы оказываемся в доме астронома-любителя и учителя Марина Мерою, а конструкции справа – лежанка в его комнате. И тогда, исчезая за одним краем экрана, персонажи «уходят в сад», а исчезнув за другим краем – «уходят в кухню и в ванную» или «прячутся в кладовке» неухоженной и запущенной бедняцкой квартиры учителя.

     А когда взаимное влечение учителя и незнакомки Моны прорывается и сила чувства бросают их в объятия друг другу, - на экране возникает картина ночного звездного неба, и первый, страстный, но осторожно-нежный поцелуй Моны и Марина происходит на фоне безграничного Космоса, звезд и туманностей…

          Слегка сократив текст пьесы и убрав некоторых второстепенных персонажей, режиссер делает максимально компактным «пролог», где завязываются все сюжетные линии, задается интонация, ритм и темп действа, условия и обстоятельства места событий и главные черты характеров персонажей. Прохиндей и взяточник, пьяница, боящийся начальства, по перед окружающими бравирующий показным пофигизмом начальник вокзала - Николай Ильдиряков. Непрактичный, своим романтизмом звездочета-любителя выламывающийся из нравов маленького городишка учитель Марин Мерою - Евгений Черкашин (в другом составе - Илья Лукашенко). Школьная мымра, наушница и сплетница, подозрительная и давящая ригоризмом суждений и поступков старая дева мадемуазель Куку - Ивонна Пан (в другом составе - Анна-Мария Видмер).

     И вот на головы начальника вокзала и обитателей маленького городка прихотью случая сваливается «звезда, сошедшая с орбиты», светская полу-львица и капризная вертихвостка - Незнакомка, Мона – Татьяна Ястребова (в другом составе её играет Екатерина Виноградова). В эффектном красном платье, «с голыми руками, плечами и спиной», совершенно не к месту в этом затерянном во времени захолустье, ссаженная с поезда на полустанке из-за того, что ехала без билета, а денег на покупку его и на штраф у нее нет.

    В первых сценах Мона Татьяны Ястребовой – глуповатая, вздорная капризуля. Недалекая красотка, привыкшая ко всеобщему сластолюбивому поклонению мужчин, эта Мона сразу пытается вертеть и командовать местными мужчинами, которые все разом «западают» на неё – и ловелас начальник вокзала, и восторженный учитель Мерою, и его друг, такой же романтик и идеалист, зацикленный на творчестве, местный композитор Удря -  Вячеслав Волков (в другом составе - Кирилл Симоненко).

      Но от эпизода к эпизоду Ястребова показывает, как в Моне просыпается интерес к романтику-учителю, растет увлеченность им. Природная (и развитая салонной жизнью) чуткость Моны к душевным качествам мужчины, увлекшегося ею, Татьяна Ястребова скупыми но точными штрихами показывает, когда её героиня словно бы всерьез увлеклась рассказом восторженно-любопытного композитора Удри о свои творческих и финансовых проблемах. Удря – Вячеслав Волков буквально липнет к Моне. А Мона, отведя его в сторону, после каждой почти фразы заглядывает ему за спину, бросая короткие, острые внимательные взгляды на учителя Мерою. Она не просто «зажигает ревностью» и проверяет ею интерес учителя к ней. Она пытается понять: «физиология» ли неосознанно влечет мужчину (по всему – наивного любовника) к «вольной красотке»? Или им овладевает нечто более сильное и сердечное? В диалогах и спорах с учителем и Мона раскрывается неожиданно для себя самой – малообразованная, ничего не знающая об астрономии, она способна, как и Марин, так же увлечься звездами: как символами возвышенного, «неземного» чувства. Мона может так же, как Марин, радоваться простоте быта и цветам, собранным в домашнем саду… 

    Но вот является Григ, «главный возлюбленный» Моны, отыскавший её след – а она ведь уже не раз сбегала от него. Перед исполнителем роли Грига, «мужчины-повелителя» Моны, стоит непростая задача Всего три-четыре эпизода – а сыграть надо (по задумке режиссера в этой постановке), как меняются в чем-то отношения Моны и Грига, как для неё, сквозь внешнее и показное проступает в Григе истинная суть его характера.

     Александр  Молчанов (в другом составе его играет Дмитрий Беседа) поначалу обрисовывает Грига в остро-характерном, гротескно-бытовом ключе. Григ – не столько светский лев, сколько скоробогатей, «новая элита», ему не хватает стильности и лоска. Он нахрапист, грубоват, кичится деньгами и их возможностями. Но в финале открываются его лучшие, достойные качества. 

     В эпизоде короткой встречи школьного ужаса и тиранствующей ханжи мадемуазель Куку и пылко, по-настоящему, влюбившейся Моны, их дуэт-пикировка становится ключевым и поворотным в сюжете. Актрисы играют тонко и точно. Ивонна Пан еще в предыдущих эпизодах исподволь проявила тайную увлеченность её героини учителем Мерою, и жажду заботы о нем, и ревность к свалившейся нежданно и непрошено «светской звезде». А в этом эпизоде сдержанно, но ярко актриса раскрывает пылкость души мадемуазель Куку, жаждущей любви, но растраченной на рутину и суету, и страдающей от безответного чувства к учителю Мерою.

     А Татьяна Ястребова так же тонко, без нажима, но точно показывает, что Мона уже не ревнует к Куку и не обижается на неё. Но даже сочувствует ей – и её безответному чувству к Марину. Мона Ястребовой  в эти минуты, по-женски солидарна с Куку и по-женски же чутко и прозорливо «прониклась» переживаниями Куку. В этом общении с несчастной Куку Мона осознала, что и у неё не получится счастливой жизни с учителем. Дело не в рутине и заброшенности - по сравнению со столицами и курортами - маленького городка. Проблема в самой Марине! Его романтизм и поэтичность – оборотная сторона его предельной увлеченности делом и преданности  своим открытиям. Мона, даже в качестве сразу и музы, и жены, и любовницы,  будет всего лишь «придатком» при непрактичном человеке, зацикленном на своей научной страсти, на своем деле, на своем внутреннем мире и слышащем только себя.

    И тогда особую тональность и смысл в этой постановке приобретают финальные эпизоды. Да, они полны сарказма и горечи взаимной утраты Марином и Моной друг друга. Романтизм случайной встречи и случайного чувства не исчезает (он ведь автором заложен и в «знаковых» именах главной пары героев. Там имена значащие Мона – и Джоконда, загадка, и единственная Мона глубинно озвучивается как единственная». А в английском её имя означает – «благородная». От ирландского «muadh» – «благородный». А Марин – старинное редкое имя, от латинского слова «маринус» – «морской» (символ вольной, сильной, свободной и самодостаточной стихии).

      Да, звездочёт-учитель вынужден констатировать, что природу не переупрямишь – «звезды не могут сойти со своих орбит» - силой одной ли воли и желания людей. Да, по видимости столичный блеск богатства и манкость  беззаботной праздности, эгоизм и расчет взяли верх на простым, непрактичным возвышенным чувством. Да, в мире Грига и Моны случайные связи и «измены» ничего не значат. И, конечно, есть издевательская ирония в том, как Мона уговаривает «постоянного любовника» помочь Удре, другу своего случайного «временного возлюбленного» - оплатить бешеную стоимость вожделенного охотничьего рожка... Но это ведь и своеобразное прощание со случайной яркой влюбленностью, так много открывшей Моне и в ней самой, и в Григе  - и это мольба о прощении (вслед за последним поцелуем с Марином).  

     И Татьяна Ястребова показывает, что не соблазн богатством и праздностью и светским гламуром определяют в эти минуты поступки её Моны. Нет, она делает осознанный выбор в пользу мужчины, с которым ей будет спокойнее и надежнее, который не просто сильнее, но для которого важна именно она, Мона – такая, какая она есть, а не только его прихоти.

     Григ Александра Молчанова здесь вроде бы всё такой же грубоватый, напористо-вульгарный, самовлюбленный «собственник». Но актер раскрывает в Григе то, что его герой великодушен, чуток, способен к сильному, преданному чувству. Он умеет прощать… случайные капризы и даже случайное увлечение и измену. Но Ястребова точно и недвусмысленно играет-показывает, как переключается внимание и благодарная привязанность Моны с учителя, погруженного в себя и занятого, по настоящему, только собою, - на Грига, которому Мона нужна не только ради обладание ею как красивой живой игрушкой. Для него прежде всего важны её чувства. И впервые за все время пребывания Грига в городишке и скандального общения со сбежавшей любовницей, Мона Татьяны Ястребовой смотрит на своего «настоящего мужчину» не капризным и вызывающим, но вдумчивым и благодарным взором.

Валерий БЕГУНОВ, театральный критик, обозреватель журнала «Современная драматургия»

Фото Владимира Виноградова