Анимация надежды

18 ноября 2019 22:30

В Московском театре «ОКОЛО Дома Станиславского», руководимом Юрием Погребничко, состоялась неожиданная и удивительная премьера.

Прошла неделя после показа мультипликационного фильма «Похвала ужасу», созданного Ольгой Будаевой и Петром Гладилиным, но послевкусие у меня не исчезло. Монохромные моменты так и крутятся в голове, напоминая о философии жизни, простой как сама жизнь и сложной, как опять же сама жизнь. Картина «придавила» не только меня. Но меня, как высокочувствительного человека, понятно. Главным ужасом для меня в этой работе были, конечно же не ужасные «герои», а потеря дома, потеря свободы. После премьеры, отклики были самые разные, обсуждалась даже религиозная подоплека. Некоторые зрители увидели  эффект распятия, и череп – как религиозный символ. Кто-то увидел политические намеки. Хотя простых и позитивных отзывов было больше.

«Я не люблю таких высоких казенных слов, как "наш ответ Западу", "мы утерли нос..." и не вижу смысла делать искусство ради утирания чужого носа (у искусства нет национальности). А просто скажу, что это было очень мило, по - доброму и в какой-то мере наивно, как все, что делается искренне. Простой сюжет о дружбе и взаимопомощи! Один из примеров, когда ужас является положительной силой!, - написал на своей страничке в соцсетях Дмитрий Мельников.

Сам же Петр Гладилин вот как вспоминает премьеру: «Зритель смотрел историю затаив дыхание, иногда смеялись, дети давали комментарии, самые острые и неожиданные давал мальчик по имени Герман, я поговорил с ним после фильма, ему очень понравилось, он переживал за черепашку, но она победила! Наш триллер не то чтобы триллер, хоть и триллер, но для триллера он слишком наивный и нежный. Битва между добром и злом происходит в космосе и побеждает добрый космос... луна, ворона и черепашка. И вот фильм закончился, все сидят на своих местах, пауза, аплодисменты, режиссер Оля Будаева вышла на поклон, аплодисменты, все на своих местах , никто не хочет расходиться. Я вышел к микрофону, начался разговор. О фильме. Разговаривали долго, около часа. Я попрощался со зрителем, все на местах, никто не хочет уходить…».

После премьеры я сказала известному театральному критику Валерию Бегунову о том, что «тараканы у Гладилина и Будаевой не в голове, а на экране». И, видимо, эти «тараканы» на экране зрителю понравились. В зале, действительно, яблоку негде было упасть. Но действо разворачивалось не на сцене, «в живом плане» - а на экране.

На что Валерий Бегунов, как истинный профи, дал развернутую оценку этой работе.

«Ольга обозначила жанр фильма как «наивный триллер». Но фильм дарит надежду.

Кстати – это двойная премьера: у Ольги, опытного режиссера театра кукол, это дебют на экране – ее первый мультфильм. Но об этом – чуть далее.

Сказать: «автор сценария П. Гладилин» - выразиться неточно. Ведь анимационное сочинение вдохновлено не только текстами, но и фотографиями и рисунками Петра. А они и сам текст Гладилина  навеяны творчеством давно жившего автора.

Однажды режиссер-кукольник Ольга Будаева прочитала цикл коротких стихотворений в прозе – они изданы Гладилиным отдельной книжкой еще в начале 90-х. А сам цикл возник как своеобразный ответ Петра французскому поэту 19 века Алоиюзису Бертрану, одному из основоположников фантастического ужаса и стихотворений в прозе. Показ фильма «Похвала ужасу» сопровождался выставкой фото и графических композиций Гладилина – и они навеяны творчеством А. Бертрана. И Рембрандта и Калло. И сказками Гофмана. Но рисунки и стихи Петра – это еще и некий отзвук того, как он в воображении своем представлял «старый» Париж: его ночи, огни, улицы, здания (по первому образованию, кстати, драматург, сценарист и поэт Гладилин – историк архитектуры). «Сочиняя» кукол-персонажей для мультфильма и фантазируя – каким будет в нем «пространство анимационной реальности», Ольга Будаева вглядывалась в рисунки Петра.

Словом, здесь не только перекличка между разными искусствами, между авторами разных направлений, - но и между эпохами и культурами. Меня лично по-особому греет и увлекает вот это движение и превращение истории… её воплощение в разных явлениях. С одной стороны – связь причин и следствий, «прямая линия» движения всего во времени. А с другой – прерывистость, дискретность всего, что происходит; вовсе неявное вытекание следствий из причин; существование всего, что было, везде и одновременно.

В культуре это именно так: в подсознании, в мышлении, в воображении, в художественном творчестве – все места, времена, эпохи, события, прошлое, настоящее и будущее, реальное и нафантазированное – происходят одновременно…

И вот зрители перед фильмом разглядывали экспозицию, обсуждали графику, фото… Кукол и макеты декораций к фильму. Фотографировались на их фоне. Проникались атмосферой творческого мышления авторов  фильма. А затем рисунки, макеты и куклы предстали перед ними на экране, страстно живущими в своей особой Вселенной.

У Ольги Будаевой за плечами – создание кукольного театра, увлеченная работа над сценическими постановками. Но прочитав стихотворения в прозе Гладилина, она загорелась идеей поставить по ним мультфильм. И, позвонив Петру, предложила написать сценарий по одному из коротких текстов. А дальше началось то, что подвигло Петра стать не только продюсером проекта, но думать прежде всего о том, чтобы эта работа непременно была доведена до экрана и зрителей.

Многие ли представляют себе, что это такое – съёмка кукольного мультфильма?  Тысячи и тысячи движений кукол-персонажей. Изменение поз. Мимики. Жестов. Перемещение «по площадке». Перемещение аксессуаров. Изменение цвета. И каждое из мельчайших изменений фиксируется отдельным снимком-кадром. А потом эти десятки тысяч кадриков монтируется… Десятки людей занимаются техническим обеспечением, съемками и монтажом. В больших, хорошо оборудованных павильонах.

Ольга Будаева изготовление кукол, реквизита, фонов и весь съёмочный процесс проделала одна – своими собственными руками, запираясь с раннего утра до позднейшей ночи в своей небольшой студии. Анимация «ПОХВАЛА УЖАСУ» - её кинодебют.

… Странный мир странных существ, не похожих ни на что – и одновременно похожих на всех страшных монстров и монстриков ночных кошмарных сновидений. Воплощение подсознательных страхов… но почему-то чем-то привлекательных в своей некрасоте. Какие-то заросли. Тропинки. Сыпучие лужайки. Пещерки-непещерки. Небо не то в тучах. Не то напрямую сам черный Космос. Выжившая из ума черепаха потеряла панцирь Свою защиту. Монстры и монстрики преследуют черепаху, и самый большой, пригвоздив к тропе, терзает и мучает. Черепаха кричит… Впечатляюще-чувственные кадры – страдающие глаза черепахи и почти человеческий крик о помощи. Ленивый ворон, безмятежно спящий в гнезде. Просыпаясь от черепашьих взываний, лениво ворочается и упрямо засыпает. И все же полетел на помощь. Разогнал чудищ и принес черепахе новую защиту – вместо панциря древний череп…

Куклы и весь антураж созданы во многом из самых подручных бытовых вещиц  В стиле «наивного примитивизма». Почти детских опытов такого рода. И весь мир мультфильма – словно воплощение рассказываемых подростками «страшилок». Но это рассказ взрослых, знающих жизнь людей. И не желающих вдаваться в дебри философии. Все просто до первозданной наивности: никто в мультфильме не стал жертвой. Ни нападения, ни отмщения. И суть проста – это история о доброте и отзывчивости души на чью-то беду, о сострадании. О том, чтобы всегда жить надеждой и верой, что найдется тот, кто, преодолев свою слабость, придет на помощь и спасет.

Потому и жанр фильма Ольга Будаева обозначила как «наивный триллер».

А Петр Гладилин, в согласии с «постановочно-съёмочной командой», задумался над продолжением – в котором «Похвала ужасу»  стала бы «пилотной» в цикле из пяти таких же двадцатиминутных мультфильмов – в своеобразном «анимационном Пятикнижии», - охарактеризовал Валерий Бегунов.

Отклики, отзывы – это здорово, но что же дальше? С этим вопросом мы обратились к Петру Гладилину. И нам кажется у мульта долгоиграющее позитивное будущее. Смотрим и слушаем видеосюжет.