Три премьеры по пьесам Елены Исаевой

10 февраля 2020 20:05

Февраль оказался урожайным для поэта и драматурга Елены Исаевой. По ее пьесам в течение первой недели месяца одна за другой прошли премьеры в трех  московских театрах – «ДОКТОР» на Малой сцене театра п/р А. Б. Джигарханяна, «НЕПЬЕСА для ДВОИХ» (написана в соавторстве с Фаридом Нигимом) в «Школе современной пьесы» и «ТЮРЕМНЫЙ ПСИХОЛОГ» в театре «Человек». Все три сюжета – о превратностях судьбы. О непредсказуемости желаний и поступков. О столкновении желаемого и действительного. Хотя две из трех историй раскрывают эту тему только через поиск счастья во взаимной любви.

«Тюремный психолог». Московский театр «Школа современной пьесы»

Эта постановка по монопьесе Елены Исаевой открывает начатый театром «Человек»  проект под названием «Человек плюс» в рамках которого, как сказано в аннотации, на сцене театра «Человек» «будут представлены показы независимых сценических работ, осуществленных друзьями и коллегами театра».

Эту пьесу Елена Исаева создавала по технологии «вербатим».Встречи, беседы, расспросы; изучение документальных материалов и  того, как работает и чем занимается тюремный психолог. Возникла пьеса – монолог женщины о взаимоотношениях с мужчинами. Женщины, более чес успешной в профессии – она психолог-криминалист и по должности – тюремный психолог. Но главная опора для нее в жизни – личное счастье. А вот оно-то и ускользает…

Перед нами, в освобожденном от всего лишнего пространстве сцены, во всю ширину и высоту арьерстены – видео-экран. Он и «задник». И особая декорация. Воплощение всего, что происходит и происходило не здесь, не сейчас, но своеобразный визуальный контрапункт к тому, о чем рассказывает героиня.

На переднем плане стул. Она – единственный персонаж этой истории. Общающийся с нами персонаж. Хотя временами и она, и двое других участников ее рассказа предстают в видеосюжете.

В роли женщины, которая фактически рассказывает судебному дознавателю предысторию того, как совершила преступление… толкаемая силой страсти, отчаянием, любовью, местью и ревностью… - Дарья Михайлова. Она же – режиссер этой постановки.  

За плечами несколько десятков киноролей, работа на сценах Театра Вахтангова, «Школы современной пьесы», «Современника». Продолжая сниматься в кино, Дарья Михайлова руководит в Институте Современного Искусства актерской мастерской. 

Сдержанно, чуть иронично и очень искренне ведет актриса повествование своей героини. Она снова и снова задается – вместе с женщиной, судьбу которой играет, - вопросом: почему же, когда все знаешь и понимаешь, когда вооружена тем особым инструментом понимания людей, который дает профессия психолога, да еще и тюремного, так и не можешь найти дорогу к счастью сердца? Где ключи в истинному пониманию себя и других? Почему обманываешься? Почему совершаешь те же ошибки (и даже – преступление!), от которых должны бы удержать хорошо изученные примеры других людей?

Глубину действу и остроту, и особую тональность придает видеоряд. Это как бы фильм в спектакле. И прекрасно снятый именно как фильм. Без слов, черно-белый, вроде всего лишь иллюстрация к тому, о чем рассказывает героиня, визуализация на экране того, что вело к трагическому финалу ее истории. Но этот видеоряд – действительно прекрасная режиссерская (Мария Баласанян, Анастасия Субботина) и операторская работа (Николай Смоляков) с отличной игрой актеров (Илья Бледный, Кадрия Крик), с музыкой группы «Аукцион», – в рамках общего замысла постановщика спектакля Дарьи Михайловой.       

«Непьеса на двоих». Московский театр «Человек»

Эта постановка Александр Онищенко обозначена в программке как «Stand up-мелодрама». Елена Исаева и Фарид Нагим и написали ироническую мелодраму. О метаниях мужских и женских сердец в путанице чувств и выбора между близкими мужьями-женами-«партнерами» - но чуждыми, скучными и нелюбимыми, и теми, с кем жаждет быть сердце и душа, но они недостижимы. Рутина жизни и быта так истончила чувствительность души, так изъела ее необходимыми привычками, что уж и непонятно – как найти путь к сердцу того, кто любим? Как открыться ему?

Режиссер предложил игру-общение с публикой. Чем и является, собственно, «stand up» действо. Само по себе оно статично. Но динамика достигается здесь через обращение актеров впрямую со зрителями. Они хоть и в зале, но как бы в гостях у тех, кто занимает их увлекательной беседой.

Художники Алексей Трегубов и Ольга Кузнецова выстроили на сцене условный мир. Фон – кирпичная стена. Но на нее проектируются различные дневные и ночные виды. По бокам – вроде как кабинки для переодевания. Но и они тоже – мини-экраны для проекции видео. Сбоку – лесенка на второй ярус. Как бы вышка на берегу моря. Или лестница на второй этаж гостиницы. Под ногами – песок. Словом, мы вправду на пляже. Два человека – Она (Елена Захарова) и Он (Марат Башаров) оказались на курорте, словно переводя дух после всех житейских потерь. Вечер и ночь проводят они, наблюдая друг за другом, мечтая, разгадывая, фантазируя, вспоминая свое прошлое…

В какой-то момент они почти сошлись… во взаимных мечтах! В воображенном, но станцованном в действе танго (хореограф Светлана Кузянина; музыка к спектаклю - композитора Андрея Беседы). Этот танец – эмоционально и чувственно кульминация спектакля. Питая надежду… почти уже отозвавшись на невысказанный призыв друг друга, эти двое так и не решились познакомиться.

 То и дело Елена Захарова и Марат Башаров «выходят из образа» и общаются между собой (и с публикой) именно как Елена и Марат. Задавая друг другу и публике вопросы: о семье, о любви, о сексе, об изменах. Об отношении ко всему этому. Рассуждают на эти темы уже как бы от своего имени, делясь как бы личным опытом и лично пережитым. Это создает особую тональность доверительности в общении с залом. И все же это тоже только игра – и даже более ироничная, чем собственно действо в сюжете.

Потому что есть и третий персонаж. Нечто… или некто… в облике… огромного шпица. Потому что эта ситуация – Он и Она, курорт, пляж и все такое явно отсылает к чеховской «Даме с собачкой». И эта вот «собачка», этот «шпиц» (Илья Быков) временами надолго возникает на втором ярусе. Поглядывает сверху вниз на Елену и Марата, вступает в общение с ними, служит посредником между участниками сюжета и техническими службами театра, включая в технологию разворачивания спектакля в само действо и делая ее частью сценических событий и общения артистов со зрителями.

Конечно, все это интересно. И активно вовлекает зрителей в соучастие артистам. Но все эти достаточно известные приемы усиливают ироничность и сводят к увлекательной игре-общению. Но временами занимательность подменяет собой глубину. Действо – при всей органичности  и легкости существования артистов – тормозится.  Хотя пьеса предлагает и предполагает больший драматизм и большую обостренность.

Тем не менее, спектакль хорошо принимается зрителями. И не раз в нем звучит тонкая, нежная, мягкая нота… отзвук трогательной трепетности сердец в поисках взаимного чувства и счастья.

«Доктор». Малая сцена московского театра п/р Армена Джигарханяна

Черная стена-задник. Чем-то напоминает старую, потертую классную доску. И, как на классной доске, на стене кривовато и крупно начертано мелом: «Dок. Тор». И ниже, одно под другим: «Сила притяжения… Камызяк… Философская история…Своё кладбище… Счастье… Катастрофа… Пьян как хирург…» Вот и вся декорация (художник спектакля Михаил Жигульский).

А что? Жизнь и есть нечто вроде внешкольного класса. Или какая-то вот такая всеобщая и всеохватная школа. И учит, учит, учит нас собою повсеместно и повсюдно. А те надписи мелом, в кривой столбик, на черной стене – как задания. Названия тем уроков, которые преподносит жизнь. Уроки – и в то же время контрольные задания. Неожиданные. Не по правилам. Не те, что ожидаются.

А вот и он, ученик. Молодой человек в джинсах и сером свитерке. Скромно присел в углу, сбоку сцены. И тихонько, неброско повел рассказ о себе – о молодом враче-интерне, закинутом по распределению в несусветную глушь. К своему первому месту врачебной работы. Так началось его докторское служение провинциального хирурга Андрея. И так начинается спектакль молодого режиссера Евгении Таныгиной по пьесе Елены Исаевой.

И эта пьеса создавалась Еленой на основе принципов документального театра – «вербатима». Но, кроме общения с профессиональным врачом, кроме изучения материалов и реалий, в основу пьесы легли и ходячие врачебные байки, почти анекдоты. Но в них - концентрированный, до предела сгущеный образ того, с чем приходится сталкиваться практикующему врачу. Конечно, явный отсыл и к знаменитому тексту Михаила Булгакова. И нечто родственное мотивам чеховский историй о врачах и больных. Но, видимо, это вечные глубинные конфликты и ситуации, корнево присущие медицинско-лечебной сфере и неизбывные, несмотря на все научные и технические прогрессы, достижения и перемены. Ведь перед нами история жизни и становления хирурга Андрея, потомственного врача в каком-то там поколении, у него и отец известнейший в городе хирург, и чуть ли не все родственники в семье – врачи. Понятие врачебной чести впитано им еще «до рождения». И жизнь перед ним, как перед каждым честным врачом-профи ставит вечную и неразрешимую проблему. Как бы ни был человечески ответственен, как бы ни был профессионально талантлив и умел, но врач – не господь бог, и врачебное искусство не всесильно. Но спасть надо все равно. И пьяницу, которого переехал собственный трактор, и жертву ревности, и собственной глупости, и безнадежного больного. И чудеса иногда случаются. И они – рукотворны.

Для того, чтобы захватывающе и буквально сногсшибательно рассказать за полтора часа эту историю, режиссеру понадобились три актера: Александр Багрянцев (хирург Андрей), в черных брюках и майках - Надежда Филиппова и Станислав Буров (они и медперсонал, и врачи, и больные, и роженицы, и водители) - и семь медицинских каталок. Ну, и парочка-другая простынь. Каталки белые. Потому, поставленные на попа, превращаются в стенд для написания формул и схем. Они же, эти каталки, - и медицинский вертолет, и больничные койки, и операционные столы, и автомобиль скорой помощи – разбитый донельзя драндулет.

А когда эти каталки на переднем плане составляется в ряд, на средней распластался - больного на грани ухода (Станислав Буров), а хирург Андрей и ассистирующая медсестра (Надежда Филиппова) двигают этот ряд качалок в глубину сцены… а качалки разъезжаются, а актеры их выравнивают, отбрасываю крайние одну за другой… это очень сильный, точный, ёмкий и эмоциональный образ того, как врачи борются с веременем и судьбой, удерживая больного на грани и стараясь успеть за считанные, улетающие мгновения, сделать все процедуры, которые необходимы. И они успевают! При этом этот очень ясный по смыслу, но почти цирковой трюк выполнен эффектно, темпераментно, ловко и очень зрелищен.

И вот так построен весь спектакль. Каждый эпизод – эффектное трюковое, игровое сценическое «приключение». Причем, точно выстроенное, соответствующее смыслу происходящего и ситуации. Невероятно увлекательное и смешное по внешнему рисунку – но открывающее, через комизм ситуации и комизм «выкручивания из нее», драматическую, а то и трагедийную сущность ситуации. И бытовая нескладуха, преодолеваемая ради победы профессии и знаний во имя спасения человека, поднимается до философски бытийного знакового события о жертвенности, мужестве, упорстве, небанальности истинного мастерства  и таланте.

При этом режиссеру Евгении Таныгиной и актерам удается соединить в пластическом рисунке каждого эпизода условность, почти формотворческую абстрактность – с точной узнаваемостью житейских реалий. И здесь необходимо отметить прекрасную, в тандеме с постановщиком и актерами, работу молодого, но очень зрелого режиссера по пластике Доржи Галсанова. Условный небытовой жест. Работа без предмета – так точно и узнаваемо, что мы въяве «видим» то, чего на самом деле перед нами нет и чего нет в руках артистов.

Вот, скажем, срочная перевозка больного. Багрянцев (Андрей) и Буров (шофер) вспрыгивают, свесив ноги, на качалку, развернутую поперек сцены. За их спинами навзничь ложится Филиппова, забросив вывернутую немыслимым образом ногу на локоть хирургу. Они подскакивают в общем ритме на каталке, «больной» вскидывается, «шофер» выгибается на сторону, «хирург», не выпуская ногу больного, что-то перехватывает у шофера… А мы ясно видим… ощущаем!.. как прыгает и виляет на бешеной скорости драндулет по разбитой дороге. Как темпераментный шоферюга высовывается в окно и орет на встречных водителей, мешающих ему, и бросает руль. А хирург одной рукой перехватывает руль и рулит сам, другой рукой удерживает, за травмированную ногу, на сиденье больного.

Это невероятно смешно!. И столь же невероятно трогательно и трагично. И нам так хочется, чтобы они успели и победили! И когда «скачка» прекращается, больного счастливо довозят до больницы и сгружают с каталки – зал счастливо смеется и разражается бурными восторженными аплодисментами. И так происходит не раз за время недлинного, в сущности, но невероятно плотного и насыщенного захватывающими сценическими событиями действа.   

В простом по форме, но сложном по внутреннему строю спектакле -  отличные актерские работы молодых артистов Надежды Филипповой и Станислава Бурова. Они прекрасно существуют в сложном сплаве представленческого театра, условно-трюкового действа – с психологически точным существованием в образе. В разных образах. Потому что им надо переключаться по ходу событий из облика одного персонажа в другого, работая на точных знаковых нюансах, в очень лаконичной, но сценически броской манере.

И, безусловно, стержень спектакля, образ, на котором замыкаются все смысловые линии и который движет собою всю интригу, и он же - её главный герой, центр и смысл – хирург Андрей в прекрасном исполнении Александра Багрянцева. Актер в возрасте своего персонажа-рассказчика, уже вполне взрослого и умудренного. Но вначале мы видим именно молодого начинающего специалиста. И на наших глазах происходит его взросление, смена его возрастов, обретение мудрости, даваемой опытом. Актер, нигде не педалируя и не пережимая, но со скрытым мощным темпераментом, показывает, как взрослеет молодой человек, как раскрывается его талант и как этот талант воспитывается «своего носителя», преображает его. И в финале – сильный мужчина, способный выстоять в любых испытаниях. Потомственный врач, принимающий жизнь и судьбу такими, каковы они есть и как складываются. Но не теряющий оптимизма и неустанно борющийся со все новыми житейскими неурядицами.

Молодой, начинающий по сути, режиссер Евгения Таныгина проявила и яркое зрелое владение профессией и ремеслом, и точное, по-взрослому зрелое понимание жизни и людей, и умение выразить глубоки и серьезные вещи в очень яркой, продуманной, сложной и увлекательной художественной форме.

Вообще-то материал этой пьесы Елены Исаевой, по сути, дал возможность молодому, начинающему мастеру Елене Таныгиной рассказать, опосредованно, и о себе - о пути и становлении любого начинающего специалиста, которого талант, интуиция, знания, приобретаемый опыт превращают в настоящего профессионала.

Эскиз этой работы на прошедшей в театре осенью прошлого года режиссерской лаборатории жюри признана лучшим, худсовет рекомендовал егодля реализации в полноценный спектакль. И вот теперь он украсил собою репертуар Малой сцены театра п/р А. Б. Джигарханяна.

Валерий Бегунов, театральный критик