Неблагие намерения от благих идей

18 апреля 2020 18:00

Удостоенный в свое время «Золотой маски» пермский театр «У МОСТА» недавно выставил в интернете видеотрансляцию постановки своего худрука Сергея Федотова (в его же сценографии) по пьесе популярнейшего ныне ирландского драматурга Мартина МакДонаха «ЛЕЙТЕНАНТ с ИНИШМОРА». В этом театре, первым открывшего М. МакДонаха для российской сцены, поставлены все пьесы этого знаменитого на весь мир, хотя все еще относительно молодого ирландца.

Спектакль, не сегодня поставленный, при трансляции в интернете приобрел неожиданно новое звучание. Весьма созвучное тому, что происходит в мире и в обществе в дни негаданно свалившейся на человечество пандемии неведомого прежде вируса. Что так раздражает сейчас людей? Противоречивость слов и действий властей и экспертов. Переворачивание с ног на голову простейших идей. Разрушительность того, что казалось созидательным и справедливым. Падение рейтинга и авторитета людей власти, тех же экспертов и признанных прежде вожаков и лидеров. И все это ведет к взаимной подозрительности, недоверию людей друг другу и к их разобщению. Единственно непререкаемой (хотя и нарушаемой) останется любовь к «братьям нашим меньшим» - и разрешено выходить из дому не только для продуктами для себя и семьи, но и для домашних животных… О, много есть сюжетов в мировой литературе (и в российской), о том, что любовь к животным безусловна – в отличие от взаимоотношений людских…

По другому поводу и протестом против совсем иного являются злая ирония и беспощадный сарказм, заложенные в пьесу Мартина МакДонаха «Лейтенант с Инишмора» и громко звучащие в яростном спектакле Сергея Федотова в его театре «У Моста». Но и пьеса, и спектакль, показанный недавно в интернете, раскрылись вдруг с иной стороны и зазвучали весьма созвучно нашим дням.

Несколько слов о самой пьесе «Лейтенант с Инишмора». У нее сложная, но в то же время ясная структура. В ней как бы два пролога. Сперва в поселке на острове Инишмор велосипедист Дейви и старик Донни горюют над телом кота, раздавленного на дороге. Донни должен был холить и лелеять кота, оставленного на его попечение сыном, Падрайком, активистом ИРА (Ирландской революционной армии). Падрайк крут и фанатично непримирим настолько, что его боятся прочие террористы из его отряда: чуть что, он пытает, режет, взрывает и убивает без раздумий не только «чужих», но и «своих». (В итоге «товарищи» за его безумную жестокость выгнали его из рядов ИРА). Подозрение в гибели кота, естественно, падает на Дейви, и теперь он вместе Донни боится, что Падрайк их пристрелит. Выход один - найти замену коту…

Второй пролог: Падрайк пытает наркоторговца. Он, по твердой предубежденности Падрайка, губит бойцов ИРА и подрывает борьбу за независимость Ирландии. Конец бы пришел несчастному, но тут Падрайку по мобильному звонит отец, Донни, и сообщает, что кот, безумно любимый Падрайком, приболел. Пытаемый сочувствует и дает важные советы (он тоже кошатник). Лейтенант Падрайк вдумчиво и трепетно прислушивается к этим советам, отпускает наркоторговца и отправляется на родной остров спасать котяру, единственное существо на свете, которое он безумно любит…
По следу Падрайка идут три террориста: в ИРА решено убрать лейтенанта, чтоб не опорочивал идею. Эта троица и убила кота, чтобы заманить Падрайка на остров и там прихлопнуть. А виновным сумели выставить велосипедиста Дейви. В дело замешивается и юная соседка – Мейрид, сестра Дейви, метко стреляющая, влюбленная в славу Падрайка и мечтающая тоже влиться в ИРА. И она тоже души не чает в своем котофеиче.

Все это пыточно-убойное террористическое безумие разворачивается как фарсовая игра; гиньоль, гротеск – все в одном флаконе. По ходу событий стреляют, бьют, убивают, расчленяют трупы. И при этом, обливаясь потоками чужой крови и постоянно угрожая друг другу и всем и каждому расстрелом и выстрелами в упор, ведут возвышенные дискуссии о чести, о братстве, о верности  идеям, о справедливости, возмездии угнетателям… О необходимости и неизбежности вводить и осуществлять без исключений и любые крайние меры пресечений, наказаний, устрашений и возмездий… ну, и про все такое прочее. Все это уморительно смешно написано драматургом и так же уморительно поставлено Федотовым и разыграно артистами театра. Грубость гиньоля, масочность фарса развиты и обогащены психологически точными нюансами актерского существования. Чудовищно приземленные, натуралистические подробности вырастают до масштабов вселенского обобщения и символов космического масштаба. Смех тут неудержим, потому что быт каким-то невероятно естественным образом перерождается в фантасмагорию. Как во всем «ирландском цикле» по пьесам МакДонаха, Федотов виртуозно сочиняет сценическое пространство игры: какая-то подпорная стенка из камней, поверху чахлые кустики, с одной стороны ворота во двор, с другой – сарай или пристройка-мастерская и окно дома. Мирное обиталище старика Донни. И входные-выходные и тронные места явления и возлежания котяры – причины всех кровавых событий. И простым перемещением занавеса и сменой света это пространство становится местом, где пытают наркомана, обочиной дороги, по которой идут трое убийц и краем пристани…

В итоге Падрайк (подчеркнуто-жестким, на грани истерики и безумия, но при этом рассудочно-трезвым, бесчувственным и чувствительным, и при этом уверенным, мускулистым, с жестами и интонациями «римского полководца» из античных трагедий,играет его Анатолий Жуков)  убивает всех, кто шел его казнить. И собирается убить – за кота! - Дейви и отца (в исполнении Валерия Митина - нежно-нерешительного добряка, вдруг превращающегося в безжалостного расчленителя). Но снайперка Мейрид , только что обожавшая Падрайка, убивает и его. Потому что он убил ее любимого рыжего кота - старик Донни и Дейви пытались выдать его за падрайковского любимца, покрасив гуталином.

И тут вернулся кот Падрайка; он все это время где-то гулял; в начале этой истории убили не его. Пораженные невозмутимым возвращением кота «с того света», Донни и Дейви на какое-то время «зависают», пытаясь осмыслить случившееся. А потом актеры, под рукой режиссера, показывают мгновенный переход этих двух недавних рохлей в предельную стадию озверения. Идейного озверения! Они обосновываю свой смертный приговор коту – за четыре трупа, за смерть двух других котяр, за крушение идеалов, за то, что Мейрид стала вдовою, не успев побыть женой… А потом, когда приходит пора приступить к делу, актеры тонко, глубинно показывают-проживают, как в их персонажах, в этих двух плачах вызревает и берет верх ощущение невозможности убить невинное существо. Разве кот виноват во вселенской дури людей, способных доводить любую идею, самую возвышенную и справедливую, до сокрушительного абсурда?!

Казалось бы, не бог весть какое откровение… Но люди вечно налетают на этот «камень под ногами». Как в чем-то спотыкаются об него же, пытаясь справиться в наши дни с вирусной пандемией. Но этот спектакль не только зло саркастичен и иронично-язвителен. Он полон сочувственности, что ли, к его персонажам – хотя они, вроде бы, и не достойны сочувствия и сострадания. В «Лейтенанте с Инишмора» меньше всего следишь за «темой», но как-то весьма проникновенно сосуществуешь со страшными и комично-гротескными персонажами.

P. S.: Отдельно надо сказать об исполнителе роли кота. Он обладает всеми задатками выдающейся сценической звезды. Он отлично воспринимает замысел режиссера и вписывается в него. Он прекрасно и вдумчиво осваивает сценическое пространство и сценографию. Он чуток к партнерам и вписывает во все составы актерского ансамбля. Он обладает способностями к саморежиссуре роли в обстоятельствах каждого нового показа в рамкам каждого нового состава – причем, не ломая рисунок и смысл роли и не разрушая партнерства и режиссерского замысла. А как он «держит паузу», нигде «не перетягивая на себя одеяло» с партнеров!..

Собственно, такими оказались все исполнители роли кота. А их сменилось уже два или три. И все они удивительно похожи друг на друга и их не нужно специально гримировать.  Кстати, один из них оказался, как и положено актеру-премьеру, забубенным гулякой. На гастролях в одном из городов он исчез. Паника уже захлестывала театра. Но за пять минут до начала он, как штык, объявился, в полной готовности к выходу на сцену… Все эти замечательные исполнители – натуральные коты.  Есть же среди животных особи, обладающие настоящим актерско-игровым даром!

Но я все же о спектакле и режиссуре. Сергей Федотов действительно сумел сделать почти невозможно: кот и актеры-люди замечательно творчески сотрудничают – и нигде животное своим естеством и природой НЕ «ПЕРЕИГРЫВАЕТ» актеров-людей. Речь сейчас не о «дрессуре» (кошки вообще плохо дрессируемы). Речь именно о мастерстве постановщике и многоплановости его творческого мышления. Саркастическую игру в предельный натурализм, в гиньоль на грани китча, предложенную драматургом, режиссер Федотов сумел совместить, нерасторжимо сплавить с романтизмом, с тонким и подробным реалистическим психологизмом – и с естественным существованием «четвероного актера». Это задает и высоту размышлений и переживаний о священном праве на жизнь любого существа. И обостряет до невыносимой остроты – через контраст, через особый контрапункт – язвительное и трепетное письмо драматурга.

Вот такая интереснейшая, современно зазвучавшая в дни пандемии, непростая для восприятия, но мощно притягательная постановка есть в афише театра «У Моста». Эта работа театра во многом - о губительности идей и намерений, вывороченных действиями и поступками наизнанку и превратившихся в свою противоположность, смертельно- разрушительную. Ну, и не только, конечно, об этом... И теперь, благодаря трансляции в интернете, с этим спектаклем смог ознакомиться широчайший круг зрителей.

И вместо послесловия.

Уже несколько раз театр «У Моста» выставил в интернете трансляции репетиций спектакля «ХАНУМА». Их проводит худрук театра Сергей Федотов.  К каждой трансляции с увлечением подключается все больше народу. А потом с восторгом описывают свои впечатления в сетях на своих страницах.

Так вот: «убийство» театра и зрелищных искусств или «не убийство» этот их повсеместный вылет в интернет из-за коронавирусной карантинности – это ещё бабушка надвое гадала. Просто скачком происходит то, что длится уже давненько. С цифровой эрой и информационным витком в развитии цивилизации наступило время совершенно иного места и значения – какого в прежние времена никогда не бывало! - театра, зрелищных искусств и личного, коллективного общения в жизни социума. Назад дороги нет и не будет. Просто будет иначе. В другом равновесии. Но это тема отдельного разговора.

Сейчас же скажу вот что. Благодаря интернету люди смогли познакомиться со многим интересным (и полезным), что «вживую» было им недоступно. Или они об этом даже и не знали. Те же спектакли театра «У Моста» в интернете (и постановка «Лейтенант с Инишмора», о которой здесь рассказано) – это знакомство с определенным стилем и направлением сценического творчества, с определенным образным мышлением. И с таким неожиданным и самобытным автором, как драматург Мартин МакДонах.  В этих трансляциях спектакли неожиданном оказываются созвучны самым «новейшим» течениям и проблемам в жизни общества.

А трансляции репетиций Сергея Федотова в театре «У Моста» оказались для любителей и специалистов театра замечательным и увлекательными мастер-классами. 

Валерий Бегунов, театральный критик