Пригодна ли для счастья «Плоская Земля»…

18 февраля 2021 09:29

Не пробовали пожить на Плоской Земле? Нет? Или глянуть на такое? Особенно, когда это представлено на театре. Речь не об инсценировке книжного цикла Терри Пратчета. Эта история «про сейчас». И вроде как у нас стряслось. Разве что еще Антарктида вписалась… Бред? Ну, как посмотреть. Вот автор пьесы, а вслед и режиссер посмотрели. И показали.

     Итак. Молодой современный российский драматург Ксандра Колесник написала пьесу «ПЛОСКАЯ ЗЕМЛЯ». А лауреат Нац. премии «Золотая маска», режиссер Александр Пономарев собрал команду и поставил. Сперва близ Старого Арбата, в Центральном Доме актера им. А. А. Яблочкиной, 14 и 15 января прошли предпремьерные показы. Они были приурочены к 35-летию театра «Чет-нечет», Пономарев организовал его на пике нового студийного бума, когда закипела «перестройка». «Чет-нечет» потряс и критику (особенно маститую), и зрителей открытием в классике неожиданных сюжетов, необычностью взгляда на саму классику и на возможности  сценических действ (Кстати в нынешней постановки участвуют Евгений Воскресенский, Ирина Автух и Коля Трифилов – эти артисты, как определяет сам режиссер, «старая гвардия» и костяк того «Чёт-Нечет-театра»; но об этом далее)…

   

     Большой зал Дома актера, великолепно реконструированный, очень подошел для новой, фантасмагорической, постановки Пономарева. А ныне «ПЛОСКАЯ ЗЕМЛЯ» перекочевала в Центральный дом работников искусств. 

     26-го февраля в 19.30 в Малом зале ЦДРИ, для критиков и представителей печатных и онлайн-СМИ, пройдёт пресс-показ видеофильма, снятого на пред-премьерных показах.

     8 и 9 апреля с. г. в Большом зале ЦДРИ состоится уже премьера для зрителей. Большой зал здесь тоже реконструирован. Так что «ПЛОСКОЙ ЗЕМЛЕ уютно и здесь.

     Пономарев сложил действо всепроникающей игры  – это как бы «спектакль в спектакле». Прямо на сцене, перед нами, якобы «помощница режиссера» раздает актерам роли, и перед нами – нечто вроде репетиции будущей постановки. Словом, актеры играют актеров, которые разыгрывают перемены в судьбах своих персонажей. Это открывает богатейшее по возможностям игры сочетание «театра представления» с «театром переживания». В действе, подспудно, сквозь иронизм (даже, сарказм), все сильнее проступает драматичность в судьбах персонажей. Главное здесь - истории трех женщин. А это – три линии «любовных страданий». Второй акт полон трагизма.

      При этом пьеса Ксандры Колесник – откровенное стебное высмеивание всяческих штампов в мышлении людей и общества, нынешних стандартов и стереотипов социума, идейных, официальных и прочих подобных клише, типовых, «трендовых», тематик, сюжетов, ситуаций и персонажей, кочующих по книгам, спектаклям, фильмам, сериалам. И все это – с задором, азартом, со всем критическим пылом молодости.

 Итак, вот некий Love-отель «Vulva»; проще говоря, секс-развлекаловка для «денежных мешков». Персонал надеется выйти на международный уровень – так что супер-клиенты кинутся из Лас-Вегаса сюда. Командует Love-отелем некий Кото. Персонал ведет на него охоту: чтоб перехватить дело. Во главе рейдерского захвата - клиент Lоvе-отеля Гейхеров по прозвищу Dickless (Евгений Воскресенский и Алексей Петров). Главный пособник - Лев Собачкин, администратор Lоvе-отеля. Приманкой для Кото должна послужить «звезда» Lоvе-отеля – проститутка Аида. Для этого Гейхеров влюбляет ее в себя, обещая жениться. Уж тертая-перетертая, матерая штучка Аида – но слабое женское сердце открывается для надежд (и какой же будет облом!). Нанимается киллер… А вокруг наборчик персонажей еще тот! Единокровные сестры, дочери Кото от разных матерей: Любимая дочь по прозвищу «мерлинмонро» и Нелюбимая дочь - «куртка бейн» (их азартно играют актрисы-подростки  Катя Власенко и Лада Талочкина). А еще сыновья Кото разных народов и цвета кожи: австралийский, по прозвищу «диджей в ряду» и внебрачный Тарас, чернокожий – но только одной стороной лица (н. а. РФ Юрий Чернов и Денис Бондарков). А там и киллер является в засаду: это девушка по имени Познер. Несчастная. Неудачливая. Неприкаянная. Голодная. И на ее лежку набредает бомжИван.

И греет собой. И зажигается любовь… А тут еще завелись старуха Лизергин, трипующая во льдах Антарктиды (про трип отдельное слово). Жарит над бочкой от керосина сосиски из сердец юношей. Старуху донимает бродящий меж двор Тгu-поэт Данк0. Еще принесло на Миге-31 пилота Леню и штурмана Лизу. Вот вам и третья любовная линия – Леня, прямо в полете, западает на Лизу, и она со всем пылом откликается (кончилось все плохо). И все это потому, что Земля плоская. Ах, да, нужно объяснение-связка. Ею является Леонид Семёнович - Digger  (что-то вроде шекспировского могильщика). У него есть и Тwitter – персонифицированный. Вот в нем Лев Семенович и несет бредни o плоской Земле. Где все смещено, не как в привычном нам, по школьным учебникам, мире. И Антарктида тут, под боком. А в ней внутри - обжитая пустота. Принимайте, как данность. Как безумие? Всеобщее? Или что?

      Ксандра Колесник назвала пьесу - трип-комедия. Английское «trip» понимается нынче как измененное состояние сознания человека (картина действительности сильно искажена). И вовсе не от употребления разных веществ. Итак, не все в порядке с головой старухи Лизергин, Тгu-поэта, самого Леонида Семеновича и прочих персонажей. Но об этом позже. Для автора это повод постебаться над людским безумством, среди которого как расцвести любви? 

     

   А вот что со всем этим делать режиссеру-постановщику?

      Автор пьесы хорошенько изучила материал для стеба - псевдо-научные бредни (вроде измышлений академика Фоменко о «новой хронологии»): теории о плоской Земле и наличии обжитых пространств внутри Антарктиды, конспирологические версии о том, что туда на подводных лодках убралась перед концом 2-й мировой войны гитлеровская клика.   

      Александр Пономарев обозначил спектакль как «арт-треш-трагифарс». И разыгрался вовсю. Карта Плоской Земли на обложке-календаре программки спектакля. И как фоновой занавес на сцене. Сцена условно поделена на два пространства. Одно «реальный мир»: Love-отель «Vulva», засада-лежка киллера Познер, причиндалы и инструменты артистов и музыкантов, разыгрывающих «репетицию», самолет Лизы и Лени. «Другой мир» - вот в этом измененном сознании: там Тгu-поэт,  старуха Лизергин, бочка-жаровня, Леонид Семенович и его Тwitter. Но эти пространства взаимопроникаемы. Как взаимопроникаемы реальность и наше представление о ней – здравое или искаженное.

      Часть актеров играют по два образа-роли: Пилот Леня и Леонид Семенович – Николай Трифилов; Лев Собачкин и бомжИван – Антон Власов (ввелся перед самой премьерой за три репетиции); Тгu-поэт ДанкО и Тwitter - Илья Смирнов (юный 16-летний актер); Лиза и старуха Лизергин – Ирина Автух. Тем самым подчеркиваются ироничные отсылы автора пьесы к классике - например, уже в самих именах персонажей. Старуха Лизергин и штурман Лиза – тут отзвучиваются и старуха Изергиль, и бедная Лиза: ведь во время аварии самолета пилот Леня бросил погибающую Лизу. И, предав любовь, сошел с ума – что-то в нем от безумствующего гоголевского Поприщина: по воле режиссера он произносит монологи Поприщина, когда тот в психбольнице сходит с ума. Аида, краса Love-отеля, его лучшая приманка, обманутая в чувстве (Гейхеров на самом деле – гей, у него любофф с Тарасом, а все обещания Аиде – лишь для того, чтоб заманила под пулю Кото) – так вот, Аида напоминает о вердиевской невольнице фараонов Аиде, и в спектакле звучит музыка из знаменитой оперы… ну и т. д.  

 

    Судьба Аиды в чем-то повторяет судьбы девушки-киллера Познер и штурмана Лизы Но в этой роли Татьяна Ястребова ведет и другую важную линию предложенной актером игры – чтоб мы не забывали: это «спектакль в спектакле». Ястребова играет актрису, которая играет Аиду, а сама Аида тоже вначале вовсю притворщица, она себе на уме; пытаясь понять, что за интриги разворачиваются, прикидывается веселенькой недалекой простушкой, с восторгом танцующей на стойке ресепшена отеля. И по всей роли раскиданы напоминания о двойственности режиссерской игры – Ястребова, даже не участвуя в том или ином эпизоде, реагирует на всех остальных. Ведь репетиция! Артисты должны ощущать ритм, интонацию игры своих партнеров, чтобы не выпадать из строя спектакля. А Ирна Автух играет старуху Лизергин еще и как трагическую фигуру – соединением ролей режиссер подчеркнул символику, знаки которой там и тут четко обозначены автором пьесы Ксандрой Колесник: быть может, старуха Лизергин – это ставшая ею, случайно спасшаяся в аварии, штурман Лиза. Она словно наказана судьбой: она поздно распознала пришедшую к ней любовь, а, как военный летчик, готовая «убивать врагов». Аида, никого вроде сама не убившая и не подставившая, тем не менее, азартно участвует в охоте на «хозяина предприятия», Кото – и, будучи обманута в любви и надеждах, перехватывает все нити интриг, берет все дело в свои руки и превращается в сухого, бесчувственного делового бизнесмена. И только невезучая девушка-киллер (Ирина Подгорная), никого не убившая и никому не желающая зла, обретает любовь, семью и нежного, преданного мужа – ее сердце «растопил» бомжИван.

      

      А, может быть, эта история – бред летчика, Лени-пилота, предавшего и погубившего любимую женщину, слетевшего с катушек и попавшего в психушку. И теперь мерещатся ему и бредни о плоской Земле, и анекдотические ситуации, и несуразно-пародийные персонажи, и потерявшаяся где-то в этом безумном мире душа штурмана Лизы.

      Стилистика драматурга, строй пьесы явно вдохновили Александра Пономарева «вспомнить молодость» и заново переиначить свои давние игры с формой и многое из того, что разрабатывалось им при постановке произведений Гоголя, обэриутов, Крученых. В спектакле соединились насмешливость нью-драмы и стеб молодого поколения со ерничеством и социальным сарказмом более старшего поколения сценических авангардистов – в лице постановщика спектакля.

     Этот спектакль – яркое и красочное действо.  Декорации, в которых одна и та же конструкция может быть и стойкой ресепшена в отеле, и горящим самолетом. Жаровня, на которой старуха Лизергил в шикарном платье жарит сосиски из сердец юношей, - бочка от керосина, и она же что-то вроде символического «пупа Земли». (художник-сценограф - Андрей Тюпикин, он создавал декорации и к «золотомасочному» спектаклю Пономарева «Победа над Солнцем»). «Рисующий» свет, усиливающий настроение каждой сцены (художник по свету – Елизавета Садовникова). Броские, неожиданные костюмы и прически, пародирующие современные моды и неудобоносимые предложения самых крутых модельеров от кутюр (костюмы из коллекций Марфы Талочкиной и Александра Пономарева). Музыкальная установка, включающая и обычные ударные, и сочиненные инструменты в виде огромных пластин. Благодаря этим инструментам - неожиданное, отличное, современного звучания музыкальное сопровождение – семейная пара мульти-инструменталистов Стефана и Саввы Андрусенко. Спектакль вообще пронизан музыкальным строем – тут и поют (репетитор вокальных номеров – Мария Нефедова, и играют на болгарском кавале и гармошке, и танцуют (авторы музыкальной канвы – Стефан Андрусенко и Александр Пономарев).    

      Органичное соединение всех этих приемов и пластов – дело непростое. Порой форма некоторой рассудочностью и холодноватостью , при всей увлекательности, снижает степень сопереживания судьбам персонажей. Но спектакль только начинает жизнь. Его внутренний рост и наполнение будут развиваться во взаимодействии со зрителем.

      Несколько слов о том, как сложился этот авторский постановочный независимый проект.  В прошлом году «Цех драматургов» организовал конкурс - показы-читки по нескольким, прошедшим предварительный отбор, пьесам современных авторов. Показы проходили на Малой сцене во МХАТе им. М. Горького. Награда победителю – грант на постановку, из фонда Президентских грантов. Победителем и стала пьеса «Плоская Земля» Ксандры Колесник, представленная в читке Александром Пономаревым и собранной им командой артистов – от юных актеров-подростков до умелых и опытных мастеров разных поколений. Репетиции шли с начала декабря прошлого года. И вот теперь спектакль начинает путь к зрителю.

Валерий Бегунов, театральный критик

Фото Владимира Луповского.