Хакасия: история одного советника, любящего стихи

27 февраля 2021 12:50

Каждый российский регион уникален. В больших субъектах все куда-то бегут, не обременяя себя подробностями жизни соседа по лестничной клетке, не говоря уже соседнего дома. А есть маленькие регионы. Компактные и уютные, в них люди живут иначе. Душевнее.

И если происходит какое-нибудь событие, обсуждают все. Особенно под пристальным вниманием соотечественников находятся публичные люди с активной гражданской позицией.

В последнее время в Хакасии помимо долгов, угольщиков и предстоящих выборов в Госдуму не утихают страсти вокруг советника губернатора Игоря Ефремова.

Человек-поэт будоражит умы народа, а точнее некоторых журналистов. А вина его в том, что он давно пишет стихи и читает их со сцены.

Недавний концерт группы «Айранъ Моойданъ» с его участием вовсе «порвал» интернет. Я хоть и не фанат песен и стихов такого направления, но все же решила взять интервью у возмутителя спокойствия.

- Игорь Григорьевич, я внимательно посмотрела видеозапись концерта группы «Айранъ Моойданъ» и думаю, что вы прирожденный артист. Почему не пошли по актерской стезе?

- Почему не пошёл? В абаканском пединституте я пять лет фактически жил театром и в театре "Рампа" у выдающегося педагога и режиссера Соколова Василия Викторовича. Именно там я и освоил азы актерского мастерства, режиссеры. Профи не стал, но какой-то вкус, понимание "живого-неживого" действа, эстетика, привились там.  Иду с этой базой по жизни до сих пор. С перерывами, но вся моя трудовая деятельность была пронизана общением с людьми. Причём в такой форме, где часто требовалось вспоминать о "системе Станиславского". Иногда и Чехова, Мейерхольда. Приходилось и в образы вживаться, иногда одним головным убором или жестом определять свой образ для собеседника, иногда лицедействовать.

Изображать приходилось разных персонажей. Поэтому Театр во мне живет постоянно. И любовь к сцене, к её магии сохранил с юности. При любых обстоятельствах любил на неё выйти. Даже в наркоконтроле, в должности начальника отдела играл в команде КВН. Повторяю, не став профи, я тем не менее, остался любителем и сцены, и театра. При этом продолжаю выступать с чтением своих стихов со сцены, один либо с другом – Дмитрием Гаранем, тоже нашим сибирским поэтом.  Иногда репетирую с молодыми ребятами у Шлык Виктора Федоровича, нашего местного театрального мастодонта, не оставляю мыслей "замутить чего-то драматического" под его руководством. Стал также захаживать к бардам, в литературное объединение, в библиотеки, арткафе - периодически в юные и не очень, дарования стишками "постреливаю". Мне иногда кажется, что я ещё в самом расцвете актерского пути. Что своего Гамлета и я еще сыграю.

Короче, я в "стезе" и в "седле".

- Почему, на ваш взгляд, так бурно реагируют некоторые местные СМИ на ваши выступления?

-  На мои выступления СМИ отреагировали только пару раз. Года четыре назад на радио "На Семи Холмах" Метельская Юлия со своим партнером сделали со мной часовую передачу. Полтора года назад в абаканской газете «Шанс» была хорошая статья про наш первый совместный большой концерт с группой «Айран Моойдан» в рок-баре. Были еще несколько подборок в местных абаканских газетах и журналах со статьями-анонсами.  

Вы первая, кто у меня берет интервью по моему поэтическому движению.

Иные компиляции, фейковые и заказные сообщения в телеграмм-каналах, информационных ресурсах с дурной репутацией, различных сайтах, ни я, ни любой уважающий себя человек, тем более журналист, считать не будет. Даже какие-то листовки, которые изготавливаются на деньги оппонентов моего работодателя, нельзя назвать полноценной газетой.

Поэтому в местных СМИ у меня пока все тихо и скромно. А мешать кому-то писать на интернет-заборах я не могу запретить.

Дальше дело вкуса. Или слушать мнение членов союза каких-то писателей, что тоже не всегда полезно, или читать фейки, или искать свою аудиторию, которая, если критикует, то адекватно, за стихи, а не за должность и поддерживает часто морально.

- Читая обывательскую критику, которая не относится к критике творчества складывается впечатление что вы такой «медведев» у Путина, который вызывает огонь на себя. В ваших выступлениях есть политический подтекст или это зов души?

- И я не "Медведев" и Коновалов не Путин. Мы крайне далеки от этого тандема.  Где Москва? А где Абакан?

Нет у нас и ничего даже отдаленно похожего. Ни по взаимоотношениям, ни по уровню ответственности.  Я вообще максимально старался и стараюсь дистанцироваться со своей поэзией от моей работы. Поэтому выступаю и пишу под псевдонимами. Как только слушатели узнают мою должность у многих сдвиг происходит в мозгах, глаз начинает дергаться, рука тяжелый предмет начинает искать...

Я даже серьезно не могу на эту тему говорить.

Правда, иногда вполне адекватные, образованные люди частично теряли вменяемость, когда узнавали, что я чиновник, забывали то, что я сейчас прочитал, а начинали мне задавать какие-то глупые или агрессивные вопросы, лопотать несуразности. Короче: печаль.

Но я никогда не был пассивным созерцателем. Я не профессиональный поэт. Самоучка. Но в то же время, на историческом, театральном и жизненном опыте знаю, что слово имеет вес и силу: стихи надо писать так, чтобы кинул стих в окно и оно разбилось. Это недословная цитата из Даниила Хармса. Вот к этому я стремлюсь, работая над стихами. И темы я беру часто как вечные, так и злободневные, но завязанные на сквозных, глобальных тезах, которые всегда звучат "политично". Возможно мои стихи не отличаются высоким мастерством, они иногда как грубый плохо отесанный камень. Но я беру этот камень в руку согреваю своим теплом, он, царапая меня, пропитывается моей кровью, болью, плотью. И это уже не камень, а орудие или оружие, при помощи которого я либо ломаю стену равнодушия, либо головы врагов, подлецов и трусов. А это поэтическое действо не может проходить безнаказанно. У меня внутри многих стихов иногда столько энергии скрыто, что сам офигеваю, потому что стараюсь писать искренне.

Это еще Соколов Василий Викторович, очень разбирающийся в поэзии и литературе человек, мне как-то сказал, когда я ему смертельно больному читал некоторые свои стихи, для поднятия настроения. Или для суда, не знаю. Я приходил к нему, когда он умирал медленно, он просил, что-то своё почитать. Сам бы я наверное читать ему постеснялся. Он очень строгий критик был, мог и отматерить). А он даже не мне, а супруге своей Татьяне Петровне сказал, что я пишу очень искренне.

Это для меня и похвала и ориентир.

А искренность - она опасное оружие, поэтому и будоражат болото мои "камни".  

- Когда находишься в Москве галдеж вокруг творческих людей воспринимается как какой-то нелепый скандальчик, а вот для человека, который находится в регионе это ощущается иначе. Вы обращаете на это внимание или любая публикация для артиста пиар?

- Врать не могу, внимание на негатив, конечно, обращаю. Всегда найдутся те "добрые" друзья, которые уж не знаю из каких чувств, тебе обязательно скинут какую-то очередную "вонючку" , но я не лукавлю, к негативу у меня организм очень  хорошо адаптирован. Он меня не радует, но я человек действия, в меру религиозный атеист. Я сразу начинаю выстраивать энергетическую и психологическую защиту. Ищу какой-то интересный адекватный ответ. Могу даже стишок написать на тему какой-то очередной "подлянки". Ну и я искренне верю, что человек сотворивший пакость или гадость обязательно получит в ответ подобное, сам или его близкие. Я был этому свидетелем неоднократно. Каждого недоброжелателя я конечно в душе прощаю, но помню, что добро побеждает зло)

- Справедливости ради хочется отметить, что стихи-то хорошие и читаете вы их захватывающе. Планируете гастроли по стране или ограничитесь своим и соседним регионами?

- Спасибо за добрые слова о стихах. Сам тоже всегда людям творческим меньше негатива стремлюсь говорить. Стараюсь находить что-то хорошее. В РАМПЕ так приучили.

На гастроли? Да с удовольствием! В душе я путешественник. Но чаще, только в душе.

Можно на гастроли с группой «Айран Моойдан». Но работа может помешать. Вполне возможно у ребят и без меня куда-то удастся съездить по линии минкультуры или филармонии. Программа заходит в зрителя хорошо. Конечно, со стихами мне она больше нравится, но здесь не я "музыку заказываю" ...

А в индивидуальный гастроль тем более сейчас не реально, без хорошей рекламы, зрителей-слушателей и спонсоров. Стихи - продукт специфичный. Без раскрутки "педалей" сложно. А для хорошего шоу нужен хороший пиар и вложения.

- Игорь Григорьевич, как вас принимает зритель?

- Меня? Ну очень хорошо! Но мало и редко!

Основные мои критики, это моя семья. Меня строго контролируют и редактируют. Я им очень доверяю в этом.

- Как группа «Айранъ Моойданъ» относится к такому вниманию?

- К хорошей реакции на мои стихи?

Они же все профессионалы. Стихи - часть программы, нацеленной на результат. Они слушают, подсказывают. Они все очень слышащие, корректные, интеллигентные парни. Артур Марлужоков, как солист, руководитель, вообще талант. Ни у него, ни у ребят нет ни грамма снобизма, звездности, хамства. Хотя разговоры и разборы в гримерке наши лучше не слушать.)

У них обалденное чувство юмора. Молодое, задорное, жесткое. Мне с ними по кайфу работать. Я им очень благодарен за то, что они меня приняли в проект. За два с половиной года общения мы подружились. Во всяком случае, я не чувствую среди них себя чужеродной частью. По секрету скажу: с ними я как вампир, молодею от их крови и забойных мелодий из моего детства. Ведь некоторые из них по возрасту мне в сыновья годятся. Когда они узнали мой возраст, по размеру глаз понял, офигели. Кстати, сама тема проекта очень питательна творчески.

Несколько стихотворений я написал именно в ходе работы над программой. И поэма "Памяти Гайдара" тоже родилась в ходе работы в этом проекте. Казачинова Галина Григорьевна эту поэму даже на хакасский язык перевела. Огромное ей спасибо за такой творческий сюрприз. А группу «Айран Моойдан» ждет мировая слава, успех и директор филармонии с финансовым отчетом.

- Вы помните когда написали свое первое стихотворение? Свое первое выступление?

- Первое стихотворение, конечно, о любви. Примерно в 13 лет. Именно тогда я почувствовал это волшебство: в тебе звучит ритм стиха. Не всегда внятный, иногда в форме какого-то энергетического стона, чувства боли или речитатива. Зависит от состояния. Уже позже я научился эти ритмы озвучивать словами и обрабатывать в стихи.

А выступил со своим стихотворением лет в 17-18 в славные времена театра «РАМПА». Тогда я начал активно писать. Что попало и как попало. Некоторые из этих опытов сохранились до сих пор, что-то забылось. Много было юмора, каких-то подражаний, страданий, тогда я читал и не стеснялся бесталанно петь под гитару. Было весело и счастливо. Стихи тогда прямо лезли как и сейчас из всех пор души и тела. Писал для СТЭМа нашего "Дети Застоя", это при РАМПЕ у нас был. Писал для КВНа, для друзей, подруг, для души. С тех пор и улыбаюсь, и влюбляюсь, и спасаюсь, и лечу нервы стихами.

- Вас поддерживают коллеги, друзья, семья?

- Конечно. Особенно семья. Повторяю, это мои самые строгие критики, но и самые верные и добрые. Терпят мой вредный, назойливый, творческий характер. Написал, а им приходится слушать...)

- Что бы вы хотели пожелать своему зрителю, читателю, почитателю?

- Вспомнил некстати ваш рассказ о консьержке... Наверное прозвучит пафосно, но... Пока живы, желаю нам всем, не терять чуткость. Мы имеем слух, зрение, обоняние, осязание, вкус - это инструментарий бога. Он нам дан свыше. Но еще есть шестое чувство! Надо постоянно слушать свое сердце и душу, и еще сердца и души окружающих вас близких и дальних людей, природы. Когда даже частично мир не просто осязаешь, но чувствуешь, под иным углом, в другом диапазоне, сразу понимаешь, что ты причастен к некоему божественному волшебству, к чуду, к чему-то истинному. Становишься чище, терпимее, добрее и веселей тебе от этого. Понимаешь, что даже в клетке ты можешь быть свободен. Именно это и есть моменты счастья, именно на этом замесе эмоций появляется поэзия, любое другое позитивное творчество. И любовь.

- А можно ли пару ваших стихотворных строк? И где вас можно почитать?

- Более 400 стихов под псевдонимом Игорь Формазюк, выложено на Стихи. ру, а также меня, Игната Фармазина, можно почитать в социальных сетях Фейсбук и Инстаграм, а в вк и ок я обозначен как Игорь Фармазюк. 

Ну, а стихи напоследок можно вот такие.

Не требуй от поэта слишком многого,

А радуйся тому, что он лишь есть.

И если тебя слог его не трогает,

И если не заводит его песнь,

То не вина его, а кара высшая,

Приятен  быть не может всем пиит.

Он пишет не затем, чтоб вы услышали,

Он пишет, от того, что Там... болит.

04.11.19.

Поэт имеет право на ошибку

Он не пророк в отечестве своем.

Способен вызвать слёзы и улыбку,

Но в ваших бедах точно не при чём.

Его стезя- ходить в ночи по краю,

У самой бездны, словно по струне.

И звуки ветра грудью принимая,

Он непонятен может быть вполне

И неприятен, и противен даже,

Он неспособен что-то там создать.

Но это абсолютно и не важно.

Его задача звуки собирать.

И делать с этих звуков акварели,

Раскрашивая серую печаль.

Поэты все, кто даже раз сумели,

Украсить словом бытности эмаль.

18.01.21

3ч 30 мин.

Беседовала Ирина Гирш