Так как оно было в Ипатьевском доме: версия Олега Богаева и Владимира Мирзоева

22 октября 2021 13:09

Режиссер Владимир Мирзоев, собрав независимую постановочную и актерскую команду недавно предложил зрителям новую премьеру. На сцене /#пространство внутри/ #площадка8/3/, при поддержке Клиники #ДокторHOUSE и продюсера спектакля Олега Карлсона он поставил спектакль «Я убил царя» по пьесе екатеринбургского драматурга Олега Богаева. Эта пьеса в монологах – одно из направлений пост-пост-модернистской драматургии, сложившееся довольно давно. Но требующее от драматурга особой виртуозности – если, конечно, ему важна не сама форма, как таковая, а некий мета-смысл, художественный образ. Все равно что роман в письмах или отдельных новеллах или фриз, общий сюжет которого складывается из отдельных рельфов.

Монологи персонажей пьесы Олега Богаева - именно об этом: о расстреле Николая Второго, последнего царя Российской империи и его семьи и слуг в Ипатьевском доме в Екатеринбурге. Монологи как бы свидетелей… нет, не участников, но вроде и как соучастников. Вот что сам Олег Богаев написал о своей пьесе: «Я никого не убивал! Какие ко мне претензии?!» - основная реакция жителей Екатеринбурга на этот материал. Лично я правнук одного из тех горожан, кто слышал выстрелы ночью, но перевернулся на другой бок, подбил подушку - и дальше спать. А проснулся мой прадед только через пятнадцать лет в сталинском лагере. И кто виноват? Царь Батюшка, дедушка Ленин или вечная обывательская психология? Театр ставит вопрос, а зритель ищет ответ. Погрузившись в материал этой истории, я делаю для себя однозначный вывод: сегодняшняя Россия - это не Москва, это Екатеринбург, где в подвалах русской истории истлевают остатки совести наших советских предков...»

Можно оспаривать таким понимание той истории и ее последствий - вплоть до наших дней. Можно соглашаться. Но Владимира Мирзоева увлекла эта пьеса. Возник лаконичный, сдержанно-строгий в деталях, но яркий в каждом моменте своем спектакль. Спектакль действительно мастерский, увлекательный, с отличными актерскими работами. На сцене – то ли комната для бесед (допросов) у следователя, то ли некое нездешнее пространство. Вход-выход – простой дверной проем. Стол, на котором появляются грубо выделанные имитации голов, отделенных от туловищ манекенов. Стулья с одной стороны – их постепенно занимают – по мере завершения своих монологов-признаний персонажи спектакля. Простейшие наряды – подчас исподнее, подчас рабочая прозодежда – в чем вызвали, в том и пришли на «допрос» (или унесены в тот мир, где допрашивает нечто нездешнее). Незримый безжалостный дознаватель – Совесть каждого.

При том, что, скажем, у меня пьеса вызывает массу вопросов. Понятно, что Олег Богаев внимательно работал прежде всего с материалами допросов, которые провел следователь Соколов – как только белые на время отбили у красных Екатеринбург. Использованы материалы и последующих исследований, включая обнаружение Ганиной ямы, и пр. И Олег Богаев строит пьесу как не то чтобы ответы персонажей на «земных» допросах. Но, скорее, как ответы их на Страшном суде. И не получается лукавить – прежде всего перед своей совестью. И все же есть некая однобокость в сюжете, созданном Олегом Богаевым.

Стоя на позициях якобы объективизма, соединяя и взгляды тех, кто жалеет царя и «за монархию», и взгляды тех, кто считает правомочным и праведным уничтожение царя и необходимость революции, автор пьесы в итоге царя как бы и оправдывает. В финале монолог Николая Второго, где он, благостно и горестно говорит о том, что верил в русский народ… Как-то забывается, что Урал той поры был во многом оплотом революционеров. Забывается, что ведь Николай Второй в 1905 году дал согласие на расстрел мирной демонстрации, ведомой священником Гапоном (и до сих пор не утихают споры: Гапон был искренен, или провокатор?) И вообще много сложнее видится на самом деле наша история, и противоречивее. Ну, да суть не в этом. Главное для Владимира Мирзоева и его актеров было в этой пьесе вот что: мы отвечаем за деяния наших предков – даже если не принимаем их сути. Последствия – на наших плечах. И нам развиваться с тем, что было и во что излилось, и что продолжать и сохранять, а что изживать и исправлять.  

Каждая деталь сценического оформления в спектакле Мирзоева – символична. И каждый аксессуар, и все костюмы, и свет (художник Алиса Меликова, художник по свету Артемий Нахшунов). Очень точно подобрано музыкальное оформление, расставляющее и подчеркивающее дополнительные смысловые акценты. В спектакле звучат «Чайка», старинный казачий романс (музыка Е. Жураковского, слова Е. Буланиной), «Замело тебя снегом, Россия», белогвардейский романс (музыка и слова Ф. Чернова), «Ой, мама, мама, мама», цыганская песня (музыка народная, слова А. Зайца), «Да исправится молитва моя...» Псалом 140-й, «All You Need Is Love» Lennon-McCartney, «Russian dance» Tom Waits, Концерт для фортепиано с оркестром №5 f-moll, BWV 1056, Largo И.-С. Баха.

Актерам в этом спектакле приходится решать сложнейшие задачи. Не только потому, что надо «примеривать» облики разных персонажей. Но надо и существовать как бы в двух измерениях – и не здесь, и здесь. Общаясь не только с некоей незримой высшей сущностью – но и с нами, зрителями в зале. Это прямое, интерактивное общение с залом – при том, что в публику артисты не выбегают, на сцену зрителей не вытаскивают. Но Мирзоев так выстроил вместе с актерами рисунок игры в каждой из ролей, так четко определил направление взгляда каждого артиста в каждый момент монолога его персонажа, что персонажи обращают взоры как бы куда-то в надмировое пространство, над нами – и в то же время в лица, в глаза зрителей. Собственно вот это и становится главным режиссерским «приемом», главной темой спектакля – отчет каждого перед своей совестью, честный взгляд на себя, на свое восприятии предыстории наших дней и того, как это отозвалось в нынешнем времени. И в то же время – это призыв к каждому зрителю быть таким же честным с самим собою.

Наверное, разброс мнений о пьесе и спектакле будет большой. Но, думается мне, автора можно поздравить с такой постановкой по его пьесе. А режиссера и актеров – с яркой работой. И никого из актеров выделять не хочется -  все интересны. И Елена Коренева в трех ролях, и полноправный участник действа гитарист Алексей Сидоров, Дмитрий Асташевич, Сергей Беляев, Александр Доронин, ОлегДуленин, Мария Карлсон, Юлия Салмина, Ирина Рындина.

Валерий Бегунов, театральный критик

Фото: Сергей Милицкий