Виктор Розов не расстается с Ярославлем

22 октября 2021 13:32

 В замечательном старинном Ярославле в четвертый раз прошел Всероссийский театральный фестиваль «РОЗОВФЕСТ» - на сценах организатора фестиваля, ярославского Театра юного зрителя им. Виктора Сергеевича Розова. С именем и личностью великого драматурга и сценариста советской эпохи В. С. Розова связано само возникновение ярославского ТЮЗа. А в первые годы его существования главным его режиссером был сын В. Розова – Сергей Розов. Он является бессменным президентом «РОЗОВФЕСТа».

Год от года этот фестиваль становится все привлекательнее для  российских театров, закономерно и заслуженно войдя в число крупнейших театральных смотров носящих имена популярных и любимых драматургов – А. Володина, А Вампилова, Ф. Абрамова. Заявок на участие в четвертом «РОЗОВФЕСТе» было подано несколько десятков, что, естественно, поставило организаторов перед сложнейшей проблемой выбора. Ведь хотелось не только включить в афишу фестиваля наиболее интересные постановки, но и показать широчайший спектр достижений российских театров. Кстати, в четвертом «РОЗОВФЕСТе» были представлены, помимо самого В. Розова, и другие знаменитые авторские имена – А. Вампилов, А. Арбузов, А Володин, Ф. Достоевский, а также современные авторы – А. Игнашов и С. Баженова.

 За шесть дней на Большой и Малой сценах Ярославского ТЮЗа были показаны одиннадцать спектаклей из Москвы и Московской области, Вологды, Санкт-Петербурга, Пензы, Заречного, Иванова, Глазова, Кинешмы, а также две премьерные постановки хозяев – Ярославского ТЮЗа (об этих премьерных дебютах молодых режиссеров – чуть далее).

С самого начала организаторы «РОЗОВФЕСТа» заявили его не только как фестивальную, но и как лабораторную и образовательную площадку. Она объединяет и опытных мастеров культуры и сцены и студентов различных вузов. Поэтому в рамках проекта «Розов. Арт» на фестивале в зрительском фойе публика общалась с инсталляцией-перформансом «20 век – это», организованной при участии современных ярославских художников и студентов 2-го курса артистов театра кукол ЯГТИ (худрук курса Л. Савчук, режиссер-педагог Н. Хабарина). А за фестивальной жизнью наблюдал и участвовал во всех дискуссиях студенческий пресс-центр «Розов. Блог», проявив активную заинтересованность уже в пресс-конференции открытия «РОЗОВФЕСТа», в которой приняли участие директор Департамента культуры Ярославской области Марина Васильева, директор Ярославского ТЮЗа Наталия Прокина, арт-директор, главный режиссер театра Игорь Ларин и президент фестиваля Сергей Розов.

В образовательном блоке теоретики и практики театрального искусства провели лекции и мастер-классы: «Советский человек на постсоветской сцене» (кандидат культурологии, доцент кафедры общих гуманитарных дисциплин и театроведения Вячеслав Легин); «Актерское искусство – искусство жизни» (актер, режиссер, педагог, автор тренингов Виктор Деринов); «Интенсив по арт-журналистике» (кандидат филологических наук, театральный критик Мила Денёва).

Прошла также дискуссия-беседа, название и направление которой задал президент «РОЗОВФЕСТа» Сергей Розов – «Рассерженные мальчики: эпоха В. Розова &/VS наши дни». Дискуссию вели Сергей Розов и ваш покорный слуга, автор этих строк. Вот темы, затронутые в дискуссии.

Многие пьесы В. Розова, в которых сюжет и персонажи юных героев дали повод говорить о «рассерженных мальчиках» В. Розова, создавались в ту эпоху, когда в Европе возник термин «бунтующее поколение». Один из героев В. Розова («мальчик» из благополучной, обеспеченной семьи) рубил саблей мебель – «символ обуржуазивания». Поколение хиппи в Европе (а потому и во всем мире (многие его представители – из благополучных, состоятельных семей) бунтовало против этого «затхлого», буржуазного благополучия. Поколение молодежи во Франции в конце 1960-х годов бунтовало против «застоя» в государственно-общественной жизни, закрывавшего дорогу молодым  и не дававшего выхода их энергии и инициативе. (Это привело к уходу от власти генерала де Голля). Молодые герои В. Розова тоже бунтовали против общественного застоя – но более всего против застоя в умах, в душах, в отношениях старшего поколения. «Виноваты» ли вещи в «вещизме» и в стремлении к благополучию и соответствию «дресс-кодам»? Есть ли нечто общее в протестах «рассерженных мальчиков» В. Розова, в протестах «бунтующего поколения» Европы (эпоха примерно одна и та же!) – с протестами нынешних молодых людей в России? Ведь благополучие, деловую состоятельность и удачливость нынешние поколения (и старшие, и молодые) не отвергают. Протесты и демонстрации нынешних молодых и юных – не похожи ли они нередко просто на выплеск энергии, эдакую «общественную бузу». А мотив такой – мы, нынешние молодые, не хотим жить в таком мире, какой построили старшие? Бунт ради бунта и бузотерства? Или осмысленное протестанстство? Неумение разных поколений находить общий язык и взаимопонимание? Или нежелание искать такое житейское и человеческое сотрудничество? Или в основе протестов нынешних молодых лежат иные мотивы?

Так или иначе эти темы звучали в спектаклях фестивальной афиши. Как не раз отмечалось на этом фестивале, пьесы В. Розова с его бунтующими молодыми героями все чаще появляются на сценах в наши дни. И обращаются к ним ныне нередко в молодежных студиях, а в больших театрах – молодые режиссеры. И, как сказано выше, Ярославский ТЮЗ предложил в афишу две премьеры по пьесам В. Розова – постановки начинающих режиссеров (в рамках студенческой режиссерской лаборатории «Розов. Эскиз 2020» - она будет продолжена и в следующих программах «РОЗОВФЕСТа»): «В поисках радости» (режиссер – Антон Городецкий) и «Кабанчик» (режиссер Ника Платонова).

А вот другие спектакли фестивальной афиши: на Большой сцене - «Затейник» по В. Розову Московского драмтеатра "Сфера; «Как Зоя гусей кормила» по пьесе С. Баженовой Вологодского театра для детей и молодежи; «Пять вечеров» А .Володина Московского обл. гос. ТЮЗа; «#ПРОЩАЙИЮНЬ» по пьесе А. Вампилова Санкт- Петербургского театра «Суббота»; «Мое загляденье» по А. Арбузову Пензенского облдрамтеатра им. А. В. Луначарского; «В дороге» В. Розова ТЮЗа  из г. Заречного; на Малой сцене - «Мальчики» по пьесе В. Розова Ивановского облдрамтеатра; «Досадный мотив» по Ф. Достоевскому драмтеатра «Парафраз» из г. Глазов; «Повесть о настоящем» Кинешемского драмтеатра им. А.Н. Островского по пьесе А. Игнашова о судьбе писателя Бориса Полевого.

На мой взгляд наиболее яркими спектаклями нынешнего «РОЗОВФЕСТа» были «В дороге», «Повесть о настоящем», «Пять вечеров», «#Прощайиюнь» и «Затейник». В этот ряд достойно вписались обе премьеры лаборатории «Розов. Эскиз-2020», в которых успешно и в согласии сотрудничали режиссеры-дебютанты и актеры и технические службы Ярославского ТЮЗа. И здесь я подробнее расскажу об одном из этих дебютов -  постановке Ники Платоновой «Кабанчик» по пьесе В. Розова в Ярославском ТЮЗе.

В пространстве Малой сцены театра перед нами, занимая центр и правую часть сцены – не то сарай, не часть недостроенного дома. Рейки, доски, чурбаки от бревен (из них сооружаются временные стол и скамейки для перекусов и бесед), недопокрытая коньковая крыша этого не то сарая, не то пристройки. Как будто идет бесконечный ремонт переменяющего себя мира – и все-то он не устаканится, не достроит себя по-новому. А в левой части сцены – беседка на приморской набережной курортного городка. И она же – с подиумом внутри – словно бы эстрадная площадка в парковом центре развлечений. Тут переменяются то отдыхающие (они же – персонажи пьесы и спектакля); происходят встречи – в том числе случайная – дочки ректора с его возлюбленной; и пара ведущих – он и она – залихватски развлекают публику на парковом ток-шоу. Эта беседка – другая сторона все того же неустойчивого мира; хоть и праздничная вроде – но тоже переменная сама в себе, текучая, таящая не самые приятные сюрпризы…

Пьеса «Кабанчик» написана Виктором Розовым в 1981 г. Но опубликована уже в начале перестройки, хотя еще и в «поздне-советское время» - в 1987 г. Однако, как всякий много повидавший в жизни человек и прозорливый мастер, В. Розов словно предвосхитил-предугадал многие тенденции, явления и характеры, воткрытую проявившиеся уже именно в постперестроечные годы. Сюжет пьесы злободневен и актуален – словно она написана в наши дни. В южный город, на побережье Крыма приезжает на отдых ректор крупного вуза. Вместе с дочкой он останавливается в доме прежнего однокашника, отработавшего в свое время учителем в школе – ныне вдовца и шофера главы городка. Неудачник ли он? Ведь он – доверенное лицо своего начальника и работодателя. У него в городе «схвачены» все важнейшие контакты и связи. Может устроить в лучший санаторий или отель. Добыть пропуска на закрытые пляжи «крутых» организаций. В его доме живет в сарае парень, якобы недоучившийся сирота-перекати поле. Выполняет любую работу и подрабатывает мед-братом в психушке. Между хозяином дома (а дом все достраивается, дооборудуется, доремонтируется) и этим парнем странная, очень душевная и доверительная дружба. У дочки ректора и парня возникает взаимные интерес, и эта приязнь неудержимо перерастает в нечто большее и глубинное. И ректор – отец девушки с самого начала схлестывается с парнем, между этими двумя искрит – стычки то и дело. А еще приезжает в город отдыхать любовница ректора… тайная «высокая любовь»… Хозяин дома обеспечивает ее встречу и устраивает в отличный отель. А дальше драматические ситуации внахлест: случайно с любовницей ректора встречается его дочь (и ей открывается «тайное» об отце, который печется о высокой нравственности всех и каждого). А парень-сирота оказывается на самом деле сыном прежнего главы города – проворовавшегося и оказавшегося под судом. Парень порвал с семьей (а ведь с отцом они были близкими друзьями!), отвергает общение даже с матерью (она приехала проведать его) и решает мучительную проблему – как жить дальше? И жить ли?..

После множества нынешних ТВ-сериальных сюжетов, после тьмы таких историй-разоблачений в документальных материалах в электронных и печатных СМИ, сюжет «Кабанчика» кажется словно приевшимся и банальным. Но пьеса эта не забыта. И молодые театральщики обращаются к ней. В ней В. Розов снова говорит о вечной проблеме – отцов и детей, о сшибке поколений. И поднимает сложнейшую нравственную проблему: отвечают ли дети за грехи отцов? И падает ли ответственность за эти грехи на плечи нового поколения? А решать должен каждый сам за себя. Но это – пьеса «позднего» Розова. В нравственных своих императивах он в ней не так однозначен и непримирим, как в более ранних пьесах. Жизнь сложнее нравственных непререкаемых постулатов. Эта пьеса В. Розова – более полифонична, мотивы ее содержат сложные обертона. А люди не столь однозначны, как порой обрисовывал их В. Розов в прежних своих пьесах. И молодой режиссер спектакля – ровесница юных героев пьесы, Ника Платонова, усиливает этот полифонизм, эту неоднозначность. Эти декорации, этот образ вечного строительства, перестройки неустойчивого мира – символ и нашей жизни, и мятущейся молодой души, ищущей опоры в этой жизни. Это совмещение пространств дела, стройки – и развеселого отдыха, наполненного флиртами, трёпом, «съёмом красоток, живущего необязательностью и мгновенной переменой всего на свете… тоже ясно читаемый образ нашей нынешней жизни.

Режиссер Ника Платонова – она живет в наши дни. «За плечами» у нее – опыт нескольких поколений, прошедших-переживших перестроечные годы с их преобразованиями, переменами, разрушениями прежнего и созиданием нового, с разоблачениями и усталостью от разоблачений. С надеждами – и разочарованиями. С жаждой перемен и, одновременно, с жаждой определенности и устойчивости. Не только декорация (сценография и костюмы Анастасии Мазуровой) усиливает мотивы неустойчивости и неоднозначности примет жизни наших дней. Но и «совмещение образов»: Молодой человек, курортный недоросль-ловелас-пикапер (Андрей Соколов) и Девица, местная «искательница приключений» (Олеся Шадрина) – они же и ведущие паркового ток-шоу (кстати, прекрасно танцуют и поют шансон; музыкальный руководитель – Илья Ершов); тоже образ-символ взаимоооборачиваемости разных сторон нашей жизни и «ролевых» функций многих нынешних людей. И особенно усилена молодым режиссером тема неоднозначности образов и типажей персонажей – и при этом гораздо более острого восприятия реалий нашей жизни молодыми людьми (особенно теми, кто не приемлет конформизма – как сын бывшего губернатора и дочка ректора) И ректор Василий Прокофьевич Богоявленский – вовсе не «положительная фигура». Илья Баранов показывает нам человека, который когда-то умел поддержать друзей. Но постепенно превратился в ханжу, ретрограда, упорно и прямолинейно навязывающего свои взгляды – но не желающего понимать мотивы и причины поведения окружающих. 

А положительное начало несет в спектакле этот вот «шофер с нужными связями». Вместе с актером (Юрашу, Юрия Константиновича Огородникова играет Олег Челноков) режиссер усиливает те оттенки образа «хозяина достраивавающегося-перестраиваемого дома», которые делают его своеобразным нравственным, душевным камертоном сюжета. Кстати, какое интересное противопоставление у В. Розова «говорящих» фамилий – Богоявленский совсем не симпатичен и не положителен, А Огородников – вовсе не приземлен, но душевно возвышен. Юраша способен – и стремится понять каждого. И сговаривает, направляет людей в общении к тому, чтобы они не спешили судить и осуждать но старались найти общий язык. Да, он не чужд зарабатывания денег. Но и дружба для него – святое, и ректор с дочерью живут у него бесплатно. Он старается смягчить нрав пригретого им Алексея – и тот соглашается все же встретиться с матерью (влияя при этом и на ее общение с сыном). Но будучи во многом терпимым, мирящим ссорящихся, Юраша - Олег Челноков твердо отметает неприязнь ректора к Алексею и  прогнать парня из дома. И вот эта неуступчивость и жесткость в главном, умение понять и принять нрав и стремления молодых, помогают и Алексею с Ольгой отстаивать свои позиции.

Евгений Кузнецов показывает, как в его Алексее дружба с Юрашей, пример Юраши и пробуждающееся чувство к Оле смягчают нрав. Алексей все равно неуступчив в неприятии многих черт мира, выстроенного взрослыми. Но он – вместе с Юрашей – строитель дома. Алексей здесь «ремонтирует», но не крушит саблей мебель – не ломает этот мир. Хотя все же предпочитает куда-то уйти… из него? С помощью пистолета, украденного у попавшего под суд отца? Или… Режиссер Ника Платонова один из эпизодов строит так, словно Алексей готов прыгнуть в пропасть. То ли демонстрация для Оли, то ли всерьез?

Оля – спасение для Алексея. Это понимает Юраша и способствует их сближению. А Юлия Корж именно так и играет Олю – от интереса к необычной личности Алексея и безобидного, рефлекторного флирта – к глубокой приязни и стремлению вместе с ним преодолеть его душевную боль. Оля Юлии Корж в этой дружбе-любви – смягчает в чем-то Алексея, но и от него (и от Юраши) перенимает твердость и неуступчивость в главном – и резко высвобождается из-под давящей опеки отца.

Как и в пьесе умудренного В. Розова, так и в спектакле молодого режиссера Ники Платоновой финал сюжета – открытый. Молодые – Алексей и Оля – бросают вызов таким взрослым, как ректор Богоявленский (и таким своим ровесникам как те парни-пикаперы и девицы-развлекушки). Алексей и Оля уходят – в никуда? Или просто в неизвестное будущее? Которое построят сами. По своему разумению. Может, в сотрудничестве с такими взрослыми, как Юраша…

Валерий Бегунов, театральный критик

Фото из архива Ярославского ТЮЗа им. В. Розова