Расстрел Белого дома: двадцать пять лет спустя

08 октября 2018 15:00

Россияне, как и прежде, основной причиной событий осени 1993 г. называют раскол внутри правящей верхушки, а не борьбу между сторонниками различных идей, ценностей и подходов к реформированию нашей страны.

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представляет данные исследования, посвященного отношению россиян к событиям осени 1993 года, оправданным ли, по мнению опрошенных, было применение силы во время беспорядков в Москве в ходе конфликта.

Информированность россиян об осенних событиях 1993 г. – противостоянии президента Ельцина и парламента во главе с Хасбулатовым, закончившимся массовыми беспорядками в Москве, сегодня выше (90%), чем 5 лет назад (80% в 2013 г.): в том числе, 35% хорошо об этом знают, 55% - что-то слышали. 9% респондентов отметили, что впервые услышали об этом в ходе опроса. Хорошо информированы о том, что происходило осенью 1993 года в Москве, прежде всего, люди старшего поколения (51% среди 60 лет+).  Не осведомленными о данных событиях чаще оказываются 18-24-летние (34%).

Вспоминая о том, на чьей стороне были симпатии в ходе этого конфликта, 32% опрошенных отмечают, что не успели разобраться в ситуации, еще 32% затрудняются ответить (либо отмечают, что тогда были слишком малы или еще не родились). Среди 18-24-летних эта доля составляет 73%. Остальные утверждают, что занимали позицию президента (24%), нежели парламента (12%).

Ключевой причиной произошедшего осенью 1993 г., по мнению тех, кто знает о событиях тех дней, является раскол внутри правящей верхушки (34%, снижение с 38% в 2013 г.). Согласно ответам 22% опрошенных, события были вызваны расхождением взглядов президента и парламента. Реже (16%) респонденты указывают на борьбу сторонников демократических ценностей и остатков советской системы. В меньшинстве – те, кто называет произошедшее стечением обстоятельств (7%).

Снизилась доля тех, кто считает, что применение силы в ходе событий 1993 года было неоправданным (снижение с 69% в 2013 г. до 63% в 2018 г.). И, наоборот, выросло число респондентов, придерживающихся противоположной позиции (рост с 17% до 26%).